Вторник, 24 мая 2016 08:13

«Кто хоть раз погружается в Сечень, тот не русский уже, а мадьяр» Избранное

Автор Петер ВИЦАИ
Оцените материал
(1 Голосовать)

Это строчки из стихотворения Ирины Ковалевой «Купальни Сечени», вышедшего в ее новой, шестой по счету, книге стихов под названием «Страна стрекоз». Получил я ее в дар из рук самого автора, вместе с которой в конце января выступал в Москве на литературном вечере независимой писательской ассоциации «Лютня Ориолы» в Центральном доме литераторов.

 

Ассоциацию эту 20 лет назад организовала троица моих друзей-поэтов в лице Леонида Володарского, Ивана Белокрылова и уже упомянутой мной Ирины. Могу сказать без всякого преувеличения, что их имена прочно вошли в современную русскую поэзию. Как только этих троих не называют критики: мистическими лириками, поэтами реального света (по имени объединяющего их литературного направления - светореализма) и даже бандой диких переводчиков!

«Почему диких?» - спросите вы. Да потому, что их творческому натиску поддались памятники древневенгерской литературы (в том числе переложенный Ириной на русский язык «Древневенгерский плач Марии»): те самые памятники, которые «домашним», то есть рядовым переводчикам-хунгаристам, оказались не по зубам. Просто, чтобы переводить великую поэзию, нужно и самому быть весьма неплохим поэтом. Знания языка оригинала в данном случае недостаточно: необходимо в совершенстве владеть родным языком - на том уровне, на котором владел им поэт, чье стихотворение переводишь. Автор и переводчик должны быть творчески равновелики, иначе ничего не получится. Вот как сказано об этом в стихотворении «Искусство перевода» из новой книги Ирины (его используют в методических разработках для студентов и учебниках по теории перевода):

Я с берега Оки на берег Вислы
Плыву - та переправа не нова.
Мы переводим не слова, а смыслы.
Мы даже забываем про слова!
Вы обвинять нас в этом вряд ли вправе.
К венцу ведя творенье иль к концу,
Встречаемся на этой переправе
Мы с автором самим лицом к лицу.
Ни словарем не взять тут, ни инязом.
Перехватив перо в его руке,
Мы наполняем кровью, плотью, мясом
Скелет строки на новом языке.
Мы собираем новый позвоночник,
Вживляем мозг спинной в его канал.
Порой шедевр рождает и подстрочник,
А губит все, кто знал оригинал.
С наскока, с вдохновеньем, с неба, шало
Или с трудом, и так, и сяк вертя,
Переводил - не суть: чтоб задышало -
Вот главное! - двух языков дитя.

Переводы Ирины именно такие: живые и теплые, за какую бы поэзию она ни бралась - средневековую или современную. Недаром же в антологию «Неведомой сути забытые грани», изданную в прошлом году в «Центре книги Рудомино» при Библиотеке иностранной литературы в Москве, вошли стихи венгерских авторов в ее переводах - Юдит-Агнеш Кишш, Иштвана Вёрёша, Лауры Янку и др. Ирина Ковалева блестяще справилась со сложнейшим в техническом отношении тройным сонетом Гезы Сёча, а также с культовым произведением Эржебет Тот «Зимний сон» - тем самым, где говорится про каменную розу, ставшую символом стойкости целого поколения. Переводила Ирина и стихи Кароя Чеха, а ее собственная поэзия публиковалась на венгерском в его переводах. Не удивительно, что при столь тесных творческих связях с Венгрией в новой книге Ирины (как, впрочем, и в ее предыдущих сборниках) не обошлось без цикла стихов, которые поэтесса посвятила своей «Родине сердца». Бесконечной любовью к ней пронизана мини-поэма о Елизавете Венгерской, а также стихотворение из диптиха о купальнях Сечени.

И не важно, что век наш не вечен,
Что заряд разрушения яр.
Кто хоть раз окунается в Сечень,
Тот не русский уже, а мадьяр.

Это влажное необарокко,
Этих строенных струй баккара
Обещают отсрочку от срока,
Потому что еще не пора,

Потому, что твой день в середине,
Что телесный пройдет неуют,
Что по осени желтые дыни
В цвет купален в Москве продают,

Что о многом мы знаем, не зная,
Что из сердца уже не иссечь,
Что родная, как волны Дуная,
В нем живет незнакомая речь.

Знаменитые будапештские купальни в стихах Ирины превращаются в волшебные источники с живой водой, омывшись в которых можно очиститься не только телесно, но и духовно. И даже родиться заново, причем не только отдельному человеку, а целому народу или стране, которая подобным образом могла бы исцелиться, например, от коррупции.

Для души, а не для печени
Несколько ступенек вниз.
Хоть на час, а в воды Сечени
Непременно окунись.

Тот бассейн - измора банного,
Этот - холодом колюч.
Пусть тебя рождаться заново
Заставляет каждый ключ.

Распрямляя позвоночники,
Кровь бодря внутри аорт,
В Будапеште бьют источники -
Не столица, а курорт!

Капельная трепанация
Камня влагою живой.
Что ни ключ - реинкарнация:
Погружайся с головой!

Сине-белые ли, красные
(Масть любая не в чести),
Может, нам структуры властные
В Кисловодск перевести?

Не с купален ли общественных
Начинается вполне
Голая - без благ вещественных! -
Демократия в стране?

Каждый на глазах с прибавками,
И прозрачно все до дна:
У моржа маржа под плавками
Депутатская видна.

Замечателен этот мгновенный переход от поэтического восхищения чудом природы (целебными источниками) к едкой иронии там, где заходит речь об изъянах общественного устройства. В другом месте автор спрашивает читателя: «Может выжить ли цивилизация,/ Где рембрандтов важней маляры?» Нет, конечно! Ведь искусство вносит гармонию в нашу жизнь. Без него люди одичали бы, а человечество выродилось. А чтобы этого не случилось, главный скандинавский бог - Один приравнял поэтов к небожителям:

Норвегии хозяин и Силезии,
Собой низы связавший и верхи,
Недаром дал священный мед поэзии
Богам и людям, пишущим стихи…
…Их жизнь свести к метану и аммонию
Никак нельзя. Реальность такова:
Все девять сфер в небесную гармонию
Приводят их высокие слова.

И тут мы вплотную подходим к расшифровке названия книги. «Страна стрекоз» - это и есть небесная страна поэтов. Ведь стрекоза - существо мистическое. Она рождается в воде из нимфы-наяды. Обретает крылья на суше. Летает в воздухе. Гибнет в огне. И тем самым соединяет в своем полете все девять сфер и четыре стихии - огонь, воду, воздух и землю, «где пили чай, несли белиберду,/ растили огурцы на даче летом,/ где в придорожном плавали пруду/ на равных насекомые с поэтом».
Благодаря этому сквозному образу в книге органично уживаются прошлое и настоящее, личное и гражданское, далекое и близкое, смешное и трагическое, земное и небесное. Агроном Болотов, научивший русский народ есть картошку, естественным образом соседствует на ее страницах с разводящим капусту императором Диоклетианом, а опальный адмирал Руднев, угасающий в тульской деревне, - с Жанной Д’Арк, сожженной на костре за свой подвиг.
«Ведь Бог не зря приладил крылья/ Не муравью, а стрекозе!» - восклицает автор, противопоставляя «трудягу и собственника муравья» своей лирической героине, которая знает, что «…дуновенье вдохновенья/ В сачок усердья не поймать». Зато поэтическое вдохновение свободно пузырится и переливается через край бокала токайского. Стихотворение о нем Ирина предваряет эпиграфом из Вольтера: «Его сладость и крепость возрождают человека. Это вино приводит в действие все извилины мозга и зажигает в глубине души волшебный фейерверк искрящегося остроумия и радости».

Жизнь бывает еще и такая:
Отворенное в лето окно,
И в бокале с букетом Токая
Цвета жидкого солнца вино.

И не надо решать «или - или»,
Состязаться в рывке и гребке.
Нам из бочки его нацедили
В темном, старом, сыром погребке.

А какая там в форинтах сумма -
Это лишний для памяти груз,
Но остался на нёбе изюма
Изумивший подвяленный вкус,
Поселился, как стриж под стрехою.
Венгр ли, русский, испанец ли, бритт -
Полусладкое, полусухое
На любом языке говорит!

Высокая поэзия, как и хорошее вино, является объединяющим началом, помогающим возводить мосты между разными народами и культурами. Такие мосты не строятся сами по себе. Времена поэтов, которые писали стихи, укрывшись от мира в башне из слоновой кости, давно прошли. «Я ощутила родственную связь с Будапештом, переводя венгерских авторов, они зажгли мое сердце своей любовью к этому городу, - говорит Ирина. - Чужое перестает быть чужим, когда смотришь на него глазами тех, для кого оно свое, родное, когда пропускаешь их слова через сердце. Из этой идеи родилась наша с Иваном Белокрыловым гостиная «На перекрестках миров», которая действует в ЦДЛ уже седьмой год. Проводим в ней венгерские вечера, а также итальянские, русинские, японские, французские, скандинавские, мальтийские… Всех и не перечислить! А в этом году совместно с Русским домом искусств в Генуе затеяли Международный фестиваль поэзии и перевода «Генуэзский маяк»: он стартует в начале ноября. Ждем на открытие поэтов из Будапешта! На творческих вечерах в Генуе я всегда рассказываю о наших венгерских проектах, а когда ставлю запись видеоролика с «Древневенгерским плачем Марии», который был положен на музыку и исполнен замечательной певицей Юлией Славянской, никто в зале - ни русские, ни итальянцы - не может сдержать слез. В подлинной поэзии скрыта великая объединяющая сила, которая сметает все искусственные границы между людьми и народами, заставляя понять, что все мы одной крови».

Петер ВИЦАИ,
член Союза писателей Венгрии и Союза писателей Москвы

 

Прочитано 2365 раз Последнее изменение Суббота, 04 февраля 2017 07:35

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK

 
 

БУДАПЕШТ ТОП-10

  • 1. Прогулка по Площади героев
    1. Прогулка по Площади героев
  • 2. Прокатитесь на Подземке
    2. Прокатитесь на Подземке
  • 3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
    3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
  • 4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
    4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
  • 5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
    5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
  • 6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
    6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
  • 7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
    7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
  • 8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
    8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
  • 9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
    9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
  • 10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт
    10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт