Понедельник, 08 июня 2015 10:26

Лауреат конкурса

«Сын Саула» стал обладателем Гран-при 68-го Каннского фестиваля
Впервые в истории Каннского кинофестиваля жюри возглавляли сразу два человека - американские кинорежиссеры Джоэл и Итан Коэны. Вместе с ними конкурсантов судили актрисы Софи Марсо, Сиена Миллер и Росси де Пальма, актер Джейк Джилленхолл, а также певица Рокиа Траоре, режиссеры Гильермо дель Торо и Ксавье Долан.
Венгерский кинорежиссер Ласло Немеш, получая награду из рук Мадса Миккельсена, признался: «Это мой первый каннский фильм. В фильме мы хотели рассказать молодому поколению о Холокосте евреев в Европе, не только показав историю, но дав прочувствовать весь трагизм благодаря великой силе киноискусства!»

Жюри Международной ассоциации кинокритиков 68-го Каннского кинофестиваля (ФИПРЕССИ) безоговорочно назвало лауреатом Гран-при картину венгерского кинематографиста.
Ласло Немеш - дебютант в полнометражном кино, до «Сына Саула» он снимал только короткометражки и ранее работал ассистентом у Белы Тарра в «Туринской лошади». Немеш - единственный дебютант в основном конкурсе нынешнего кинофестиваля. Сразу же после премьеры его фильма критики отметили дарование молодого режиссера и его особый киноязык, который он использует в повествовании такой трагической истории.

Эта картина режиссера рассказывает о событиях октября 1944 года в концлагере Аушвиц-Биркенау. Саул Аусландер - член группы зондеркоманды, группы пленных евреев, которых отделили от остальных заключенных и заставляют помогать фашистам в их экзекуциях. Работая в одном из крематориев, он обнаруживает тело ребенка, похожего на его сына. В то время как зондеркоманда готовит восстание, герой решается на невозможное - спасти тело мальчика от сожжения, чтобы похоронить его как предписывает иудейский обычай.

Почти двухчасовой фильм - вот такой суженный круг внимания зрителей. Только крупный план героя, который бессистемно мечется по мрачным помещениям. В поле зрения урывками попадают то смутные очертания голых тел на залитом кровью, заваленном человеческими внутренностями полу, то чьи-то руки, отскребающие со стен лохмотья плоти, то чьи-то спины, затылки, безумные глаза… Клубятся какие-то толпы, и по некоторым признакам мы поймем, что в лагере готовится бунт - тоже бессмысленный и безнадежный. Единственное, что мы видим четко, - лицо Саула, уже неспособного эмоционально реагировать на происходящее. У него тоже «суженный круг внимания»: единственная цель оставшейся ему жизни - похоронить мальчика.
Прием заявлен уже в первом кадре: после титров мы видим только размытый пейзаж, в котором далеко не сразу угадывается человеческая фигура; потом человек приблизится к нам до крупного плана и только тогда «войдет в фокус» нашего зрения. И с этой позиции мы будем смотреть весь фильм. В его фонограмме только обрывочные фразы на разных языках, включая русский мат. И мощный, непрекращающийся, сокрушающий психику грохот огромной фабрики смерти: лязг, скрип, сверление, взрывы и треск выстрелов.

С появлением фильма Немеша в каннском конкурсе можно говорить о новой степени «глубокого погружения» в психологический мир киноперсонажа, вплоть до полного слияния с ним. Новизна и авторская отвага в том, что «субъективная камера» оператора Матьяша Эрдеи здесь выражает не взгляд героя, а наше зрительское состояние - состояние человека в расчеловеченном мире. Эта жуть, пережитая нами в кинозале, не имеет по силе равных - в сравнении с этой реальностью нашей истории прославленные ужастики с их тщательно выделанным натурализмом покажутся беззаботной компьютерной игрой.
Картина Немеша предлагает иной взгляд на тему Холокоста, и молодой режиссер, по-видимому, не мог ее не снять - она как-то связана с его генетической памятью. Но ей уготована незавидная судьба сугубо «фестивального» фильма: монодрама, мучительная, сверлящая монотонность которой обусловлена самим ее материалом, имеет более чем ограниченный зрительский потенциал. Это сугубо «другое кино», адресованное только тем, кто готов вместе с его героями пережить то, в чем выжить невозможно.
Вот что сказал в Канне сам Ласло Немеш:
- Эта история случилась в нашей семье, и меня с детства преследовало ощущение людей, которые канули в черной дыре прошлого. Так называемые «фильмы о Холокосте» во мне оставляли только чувство разочарования. И мне казалось важным показать лагерь смерти на уровне одного человека, отсканировать его на очень узком поле зрительского внимания.
Когда-то огромное впечатление на меня произвел советский фильм Элема Климова «Иди и смотри». Я предпочитаю кино, где режиссер имеет жесткую, сугубо индивидуальную точку зрения, когда он не боится обращаться к коллизиям на грани самой возможности человеческого существования. Мне нравятся фильмы, которые обдуманы до последнего кадра еще до того, как начались съемки, и смонтированы в голове прежде, чем приступят к работе монтажеры. В рассказанной нами кошмарной истории, я надеюсь, зрители увидят и зерно надежды. В этом аду, где утрачены все представления о человеческих ценностях и морали, герой подчиняется только звучащему в нем голосу - и бессмыслица физической смерти отступает перед мощью его нравственного выживания.
Фильм занял одну из верхних строк в рейтинге кинокритиков, который ежедневно публиковали специальные выпуски журнала «Скрин».
Скоро фильм будет показан на родине.
Мария СОКОЛОВА

 

Опубликовано в Статья

Последний раз венгерский полнометражный фильм участвовал в основной конкурсной программе Каннского кинофестиваля в 1969 году. В этом году фильм Ласло Немеша «Сын Саула» был приглашен в официальную программу соревнований престижного международного киноконкурса. Главный герой повести, на сюжет которой был снят фильм, венгерский Саул (Геза Рёриг) собирает трупы и развеивает останки сожженых в газовых камерах узников Освенцима. Случайно среди убитых он опознает своего сына, и чтобы достойно его похоронить решает найти в лагере раввина. 

Опубликовано в Статья
Воскресенье, 16 марта 2008 14:12

Вариации на тему Нуриева

С 4 по 10 марта в Будапеште проходил 5-й международный конкурс балета имени Рудольфа Нуриева

 

Если сравнивать его с другими конкурсами, которые существуют уже десятилетиями, данный конкурс появился недавно, но многие видят в нём большие перспективы. Цель благородна – найти в Центральной Европе молодые таланты, находящиеся в самом начале своего карьерного роста. Вдохновитель конкурса - Роланд Бокор, знакомство которого с Рудольфом Нуриевым началось в конце 80-х годов.

 

Он пригласил в Венгрию знаменитого артиста для участия в постановке нового балета Габора Кевехази “Кристофоро”. За те 2 месяца, что шла работа над спектаклем, между Нуриевым и Бокором завязались дружеские отношения, и создание балетного конкурса стало их совместной идеей.

 

Нынешний конкурс посвящён 70-летию со дня рождения Рудольфа Нуриева. Жюри конкурса возглавляла Майя Плисецкая, которая внимательно просмотрела выступления 60 молодых танцовщиков из разных стран мира. На этот раз была представлена балетная молодёжь не только из Европы: Белоруссии, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Италии, Сербии, Словакии, Украины, но и из США, Японии, Казахстана, Киргизии, Южной Кореи, Монголии, России, Армении.

 

Первых премий были удостоены Андрей Писарев (Донецкий балетный театр, Украина) и Анастасия Ломаченкова (Мариинский театр, Санкт-Петербург). Вторую премию присудили Геворгу Ясояну (Берлинский государственный балет) и ученице Будапештской хореографической школы Лиле Фелмери. Третью премию поделили Дожан Табилды (Казахстан) и Ику Накагава (Япония).

 

На заключительном гала-концерте 10 марта в Будапештской опере победители конкурса показали, что не зря завоевали свои награды. Азартным был танец Андрея Писарева, его прыжки над сценой сорвали бурные аплодисменты. Потрясающей грацией и одновременно статью поразила всех Анастасия Ломаченкова. Она обладает всеми данными, чтобы стать звездой балета Мариинки.

 

На гала-концерт были приглашены и другие артисты балета из самых известных театров мира. Прекрасно исполнили отрывок из постановки Жана-Кристофа Мейо на музыку Прокофьева “Ромео и Джульетта” солисты балета Монте-Карло Эприл Балл и Асьер Уриагерека – красиво и вдохновенно. Ярким примером модерн-балета стал дуэт Станислава Емракова (Балет Цюриха) и Артура Лилла (Государственный балет Берлина) “Тела и души” в хореографии Роберта Балога на музыку Перголези – потрясающая одухотворённость и пластика тел. В завершении выступил солист Лондонского королевского балета Йохан Кобборг в “Послеполуденном отдыхе фавна” Дебюсси и постановке Тима Раштона. Пару лет назад его выступление в паре с Алиной Кожухару потрясло искушённую будапештскую публику.

 

В целом, мужской балет на конкурсе был представлен гораздо ярче, что, наверное, и соответствовало имени его основателя – Рудольфа Нуриева.

 

Мария АЛЕКСАНДРОВА

Опубликовано в Статья

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK

 
 

БУДАПЕШТ ТОП-10

  • 1. Прогулка по Площади героев
    1. Прогулка по Площади героев
  • 2. Прокатитесь на Подземке
    2. Прокатитесь на Подземке
  • 3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
    3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
  • 4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
    4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
  • 5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
    5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
  • 6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
    6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
  • 7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
    7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
  • 8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
    8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
  • 9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
    9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
  • 10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт
    10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт