Понедельник, 17 февраля 2020 08:42

Венгерский НЭП Виктора Орбана

Автор Федор ЛУКЬЯНОВ
Оцените материал
(7 голосов)

Венгрия спустя тридцать лет после «смены системы»

Часть первая

К весне 2010 года, когда партия «Фидес - Гражданский союз» в союзе с христианскими демократами во главе со своим 47-летним лидером Виктором Орбаном во второй раз пришла к власти, Венгрия переживала далеко не самые лучшие времена. Спустя 20 лет после начала «смены системы» и через 6 лет после вступления в ЕС страна вновь оказалась в долговой яме, набрав 80 миллиардов долларов госдолга (80% ВВП), имея безработицу в 12,5%, 10-11% дефицита бюджета и ища спасения в очередном кредите МВФ на 25 миллиардов! Картину завершало падение ВВП на 5,2% после мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. За 8 лет у власти леволиберальные правительства фактически довели страну до грани банкротства.

Европа не поможет

Надежды венгров на то, что вступление страны в ЕС в 2004-м само по себе быстро улучшит жизнь в стране до уровня Германии или Франции, улетучились довольно скоро. Хотя с самого начала было понятно, что интеграция с ЕС быстрого процветания не принесет. Слишком уж неравные вступительные условия предложил Брюссель «новоевропейцам», за исключением, пожалуй, лишь Польши. Скажем, венгерский фермер стал получать лишь 25% дотаций от уровня своих западноевропейских коллег и таким образом оказался заведомо неконкурентным по сравнению с немецкими или французскими фермерами. Для поддержания у населения иллюзии начала подъема после вступления в ЕС правительство Медьеши - Дюрчаня стало необоснованно поднимать зарплаты в госсекторе, накапливая при этом кредиты и резко увеличивая госдолг страны. К концу правления коалиционного социал-либерального правительства Ференца Дюрчаня (2010) госдолг Венгрии с 10 млрд. долл. в 1998 г. увеличился до 80 млрд. долл. (80% ВВП). Дефицит бюджета в эти годы доходил до 11%, безработица до 12% (500-600 тысяч человек)! Страна неожиданно для себя очутилась на грани банкротства. Каждый венгр, включая младенцев и стариков, оказался должен кредиторам по 10 тыс. долл. При этом надо иметь в виду, что практически вся госсобственность, все самые доходные, бюджетообразующие отрасли к тому времени уже были приватизированы, а доходы от продажи проедены или просто исчезли.
Вскоре после весенних выборов 2006 г. глава социал-либерального кабинета Ф. Дюрчань, давний оппонент В. Орбана, на одном закрытом партийном совещании признался, что «мы врали и врем народу денно и нощно». Имелось в виду, что страна катится к банкротству, а мы за счет все новых и новых кредитов изображаем дело так, будто жизнь налаживается… Запись выступления премьера попала в прессу. Последовал взрыв возмущения и уличные беспорядки в Будапеште осенью 2006 г., после которых стало понятно, что это социал-либеральное правительство новые выборы не переживет.

Под знаком «евроскептицизма»

Победа «Фидес» в 2010 г., таким образом, была предопределена. На этот раз демохристианская коалиция в составе партии «Фидес - Гражданский союз» и Христианско-демократической партии - пришла к власти уже не только на волне массового разочарования венгров в «диком капитализме» 1990-2000-х, сопровождавшемся тотальной распродажей и «прихватизацией» госсобственности, масштабной коррупцией, огромными долгами государства. Теперь добавилось еще и массовое разочарование венгров в Евросоюзе. Не случайно, что в 2010 г. в парламент Венгрии впервые прошла крайне правая партия «Йоббик» (в переводе с венгерского - «Партия за лучшую жизнь»), впервые поставившая вопрос о выходе страны из ЕС. «Венгрии необходимо выйти из этого блока (ЕС). Все, что нужно Европе, - это наш дешевый труд, наши рынки и место, куда можно было бы сваливать мусор», - заявил вскоре после выборов Габор Вона, на тот момент лидер третьей по численности депутатов (47 человек) парламентской партии «Йоббик».
Победа правого центра на выборах 2010 г. в самом деле оказалась просто оглушительной. Команда Виктора Орбана и его союзников впервые за всю историю венгерского парламентаризма набрала две трети всех голосов избирателей и получила в Госсобрании (Парламенте) конституционное большинство - 262 места депутата из 386. Это дало им право по своему усмотрению и без оглядки на оппозицию не только принимать законы, требующие конституционного большинства, но и вносить поправки в Конституцию страны. В результате в 2012 году парламент Венгрии принимает новую редакцию основного закона страны. В лагере правоцентристов, включая «Фидес», еще до победы на выборах возникает следующая система координат и точек отсчета. Левые (социалисты-глобалисты-интернационалисты) и либералы распродали страну местным и зарубежным олигархам, загнали ее в долги, отдав на откуп иностранному капиталу и глобалистским структурам. Выражения типа: «ушли танки, пришли банки» и «страна за время либеральных реформ потеряла свою экономическую независимость», после 2010 г. стали общим местом в риторике венгерских политиков правого толка.
Любопытно, что под влиянием разорительных либеральных реформ, приведших Венгрию на грань банкротства, молодые венгерские демократы трансформировались не только в национальных консерваторов, но отчасти в христианских социалистов. Что, впрочем, не удивительно, ибо местные социалисты к тому времени, скорее, стали проводить абсолютно антисоциальную либеральную политику, позабыв о таких аксиомах социалистических партий, как защита интересов бедных, социальная солидарность и так далее. Так что же делать социал-консерваторам, пришедшим к власти? Надо «наводить порядок», восстанавливать роль и влияние государства в экономике, в том числе путем расширения госсектора для пополнения бюджета, восстанавливать «экономический суверенитет» страны, не допуская вмешательства в национальную экономику МВФ и других глобалистских структур, отдавая предпочтение национальному капиталу, усиливать роль церкви в общественной жизни. Другими словами, укреплять, как принято говорить, «суверенную демократию» и «вертикаль власти».
По большому счету, в этой системе координат национального консерватизма и берут начало все значимые законодательные нововведения в Венгрии последних 10 лет. В том числе и тех, которые вызвали критику ЕС и МВФ. К этому надо добавить еще одно немаловажное обстоятельство. Понятие «восстановление суверенитета» для венгерских правых оказалось актуально не только в экономике. Во внешней политике это подразумевает отказ от строительства «супергосударства» ЕС наподобие «Соединенных Штатов Европы» (СШЕ) путем превращения ЕС из мягкой конфедерации в жесткую федерацию. Лично лидер «Фидес» считался евроскептиком еще до вступления Венгрии в ЕС, полагая, что страна, лишь недавно, после краха коммунизма, восстановившая свой суверенитет, не должна передавать большую его часть наднациональным структурам в Брюссель.
Изначально В. Орбан был и противником мондиалистского проекта превращения ЕС в Соединенные Штаты Европы, который европейское масонство вынашивало еще с XIX века. Со временем эта позиция лишь усилилась. В свое время, когда в 2004 г. Венгрия, как и остальные страны Восточной Европы, присоединялась к ЕС, она вступала туда, в первую очередь, как в экономическое сообщество, в котором все равны и все имеют одинаковые права и обязанности. Если вспомнить, то в 1980-1990 гг. объединение так и называлось - Европейское экономическое сообщество (ЕЭС). Но вот что интересно. Сразу же после приема стран Восточной Европы в ЕС в Брюсселе неожиданно для многих новоевропейцев настойчиво заговорили о преобразовании союза в некое подобие федерации типа СШЕ со своей конституцией, президентом и армией. Общая валюта, визовый, таможенный союз и парламент к тому времени у ЕС уже были.
Вот и получилось, что вступали восточноевропейцы в один союз - экономический, а оказались по сути уже как бы в другом, хотя и с тем же названием. Заскучав за время пребывания в соцлагере по национальному суверенитету, страны Центральной и Юго-Восточной Европы в итоге недолго радовались своей полной самостоятельности. С частью суверенитета пришлось расстаться сразу после вступления в ЕС. Теперь, по мере преобразования ЕС в федерацию, Брюссель постоянно ждет и требует от стран союза все новых и новых уступок части национального суверенитета. А это все больше не нравится ни Будапешту, ни Праге, ни Варшаве, которые вместе с Братиславой входят в так называемую «Вишеградскую четверку».
В свое время, в начале 1991-го, вскоре после январских событий в Вильнюсе, Будапешт, Варшава и Прага создали своего рода «мини-блок» для возможного противостояния с Москвой на случай «закручивания гаек». До противостояния с Москвой дело, к счастью, не дошло, но со временем объединение «младоевропейцев» пригодилось в новых условиях, теперь уже для противостояния с Брюсселем. В восточной части ЕС где-то с 2007 г. начинает расти оппозиция централизаторским устремлениям Брюсселя. Эту группу стран, в первую очередь Венгрию, Польшу, отчасти Чехию и Словакию, нередко называют «евроскептиками». Будапешт и Варшаву сейчас по праву можно считать лидерами этой группы стран.
Противостояние восточноевропейских евроскептиков с Брюсселем особенно усилилось после того, как либералы-евробюрократы удалили из Лиссабонского договора положение о том, что христианство стало основополагающим элементом европейской цивилизации, а затем стали навязывать европейцам «нетрадиционные» понятия о семье и браке. На этом фоне, получив конституционное большинство в парламенте, «Фидес» с партнерами по коалиции первым делом меняют конституцию Венгрии. Акцент сделан на христианские ценности: признание государствообразующей роли христианства, семьи как брака исключительно между мужчиной и женщиной, защита жизни с момента зачатия без формального запрета абортов, запрета превышать госдолг более чем на 50% ВВП - все эти новые конституционные положения, казалось бы, вряд ли должны были вызвать протест. За исключением, быть может, лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Но из Брюсселя то и дело сыплются стрелы критики в адрес Будапешта и лично премьера В. Орбана по части его законодательных инициатив.
В ответ венгерский премьер любит повторять, что в свое время Будапешт не позволял вмешиваться в свои дела ни Вене во времена дуалистской Австро-Венгерской монархии, ни Москве - во времена существования «соцлагеря», а теперь не позволит и Брюсселю - во времена «евролагеря».

«Мы вышвырнули МВФ из страны»…

Острые дебаты и столкновения в той же самой парадигме борьбы за суверенитет все последние годы можно было наблюдать между Будапештом, с одной стороны, и Брюсселем с Вашингтоном - с другой, и по экономическим вопросам. Началось все с того, что вскоре после оглушительной победы на выборах 2010 г. глава нового венгерского правительства объявил о начале «экономической освободительной борьбы». Вскоре на свет появился закон о Национальном банке, который фактически предусматривал его национализацию с переподчинением от МВФ национальным властям. По закону произошло слияние руководства Нацбанка и Агентства по надзору за финансовыми рынками с таким расчетом, что глава нового ведомства отныне будет назначаться президентом страны, а заместители делегироваться правительством. По мнению экспертов, таким образом, в случае крайней нужды, по «плану Б», правительство В. Орбана в любой момент без всякого разрешения МВФ может получить доступ к валютным резервам Нацбанка, а это на тот момент составляло 37 млрд евро.
Затем последовала острая фаза конфликта с МВФ. Началось с того, что летом 2010 г. тогдашний венгерский министр национальной экономики Дьёрдь Матольчи, а ныне председатель Национального банка Венгрии и правая рука В. Орбана, сделал громкое и эффектное заявление: «Мы вышвырнули МВФ из Венгрии и выиграли сражение за экономический суверенитет страны»…
Другими словами, правительство Орбана не продлило подписанное еще предыдущим социалистическим кабинетом соглашение с МВФ и ЕС на 20 млрд евро кредита, из которых Будапешт в итоге успел отозвать только 14 млрд. Было решено не идти на поводу у международного капитала, выслушивая постоянные ультиматумы и «ценные указания», и дальше решать долговую проблему своими силами. Несмотря на все трудности, Орбану и его команде со временем все же удалось в итоге стабилизировать ситуацию в экономике и рассчитаться по кредиту с МВФ, после чего представительство этой организации в банковском квартале в самом центре Будапешта было окончательно закрыто.

Часть вторая

Налоги Робин Гуда

Вскоре за скоротечным расставанием с МВФ последовали три этапа «неортодоксальной экономической политики» нового венгерского правительства, которые также вывели Брюссель и Вашингтон из равновесия. Вслед за банковским налогом на 1 млрд долл., введенным на первом этапе для западных финансовых и страховых учреждений, работавших на венгерском рынке на весьма льготных налоговых условиях, на втором и третьем этапе «налогом Робин Гуда» власти Венгрии обложили крупнейшие западные энергетические, телекоммуникационные и торговые компании в стране. Выступая в парламенте, премьер В.Орбан заявил, что правительство более не может усиливать налоговый пресс на рядовых граждан страны и мелкий бизнес, которые и без того несут серьезную налоговую нагрузку. Поэтому пришло то время, когда дополнительную долю социальной ответственности в решении проблем страны должен взять на себя крупный бизнес. В том числе и крупные компании с участием иностранного капитала, которые долгое время имели в Венгрии большие налоговые льготы. Это был совершенно новый момент в экономической политике правительства. До тех пор венгерские власти предпочитали не трогать эту «священную корову», опасаясь, что она может сменить страну проживания. Да и «разборок» на международном уровне прежние венгерские власти до поры до времени старались избегать. Как говорится, никто не хотел умирать.
Поскольку 70% венгерского ВВП дают крупнейшие компании с участием иностранного капитала, то новые налоги в основном затронули их. Свой миллиард долларов в общую антикризисную корзину вслед за банкирами (70% банковского сектора Венгрии в это время было под контролем иностранного капитала) пришлось собрать энергетикам (Е.оn, Shell, BP и др.), мобильным операторам и ритейлерам - владельцам крупных торговых сетей (Аchan, IKEA, Мetro и т.д.). Больше всего потрудились энергетики. У них в плане «продразверстки» на год было 70 млрд форинтов, или 350 млн долл. Немногим меньше - 61 млрд (300 млн долл.) должны были вносить телекоммуникационные компании. Половину этой суммы - 30 млрд форинтов, или еще 150 млн долл., падало на долю сетевых торговцев. На круг это где-то половина прибылей компаний. Естественно, без протестов и ропота на новые венгерские налоги не обошлось. Были и скандалы. И с Брюсселем, и с Вашингтоном. Но Будапешт был непреклонен и выстоял. Сегодня, после нескольких лет «затягивания поясов» экономика страны демонстрирует уверенный рост в размере от 3 до 5% в год, и это явный успех команды В. Орбана и его «вертикали власти»i.
Один из важнейших элементов венгерского НЭПа - попытки ренационализации стратегических секторов экономики и крупных компаний, проданных иностранному капиталу по бросовым ценам в разгар приватизации 90-х, своего рода попытка создать новую национальную экономику, работающую в интересах всего населения, а не «акул капитала». Кое-что в этом плане удается сделать. Возьмем энергетику. Пакшская АЭС, дающая 40 всей электроэнергии Венгрии, к счастью для венгерского бюджета, не была приватизирована в угаре «перестройки». В руках государства осталась и компания MVM («Венгерские электрические сети») - крупнейший поставщик и распределитель электроэнергии в стране. А вот газовые сети и вся газовая инфраструктура, когда-то входившая в состав крупнейшей нефтегазовой компании MOL, в свое время были проданы германскому концерну Е.оn. Вот его-то, газовый сектор экономики, правительство В. Орбана первым и возвратило стране, выкупив у немцев за 1,5 миллиарда евро. Далее в этом списке последовала сама крупнейшая нефтяная компания Венгрии - МОЛ, в свое время приватизированная в пользу менеджмента. По некоторым данным, менеджменту компании принадлежит около 50% акций. В 2009 г. пакет в 21,2% акций МОЛа выкупила у австрийской ОMV российская компания «Сургутнефтегаз». В Будапеште сочли такой шаг попыткой недружественного поглощения и всячески стали препятствовать вступлению «Сургута» в законные права. Последовала затяжная позиционная война. В конце концов, в 2011 г., уже при правительстве В. Орбана, «Сургутнефтегаз» согласился продать свой пакет венгерскому государству за 1,88 миллиардов долларов, заработав на продаже порядка 250 миллионов долларов. «Это была тяжелая борьба, - признавался по этому поводу премьер В. Орбан. - Ни одна страна не может быть сильной, если она уязвима в части поставок энергоресурсов…»
Собрав крупнейшие энергетические активы страны под крылом государства, правительство В. Орбана таким образом заложило серьезный фундамент для развития независимой энергетики - основы национально ориентированной экономики. Хотя страна пока еще не обеспечила себя полностью электроэнергией и вынуждена частично импортировать ее от соседей, но в ближайших планах - расширение с помощью России Пакшской АЭС еще на 2 блока, что даст возможность не только полностью закрыть потребности страны, но и стать экспортером. Однако такая перспектива, судя по всему, не очень радует Брюссель. Иначе трудно объяснить все проволочки и кучу бумажных согласований (24 толстенных тома), которые вот уже 10 лет одно за другим выдвигаются бюрократией ЕС в отношении венгерской АЭС. За это время два новых блока уже можно было бы построить и ввести в строй, как это будет в ближайшее время сделано в Беларуси или Турции.
Кое-что удалось сделать правительству В. Орбана в плане борьбы за экономический суверенитет и в банковском секторе, который до 2010 г. на две трети контролировал иностранный капитал. В 2014-м государство выкупило крупный Budapest Bank у финансового подразделения «Дженерал электрик кэпитал». Восьмой в рейтинге банков в стране Budapest Bank стал вторым в новейшей истории национализации банковского сектора. До этого был MKB Bank Zrt, который правительство выкупило у немецкой финансовой организации Bayern LB. В планах правительства было объединить оба банка и сделать из них второй по величине банк в стране. По словам министра экономики Венгрии Михая Варги, «мы возвращаем экономический суверенитет. Цель - не создание монстра, а в том, чтобы система банковская работала в интересах венгров и венгерских собственников»…
После национализации двух этих банков доля государства в банковском секторе Венгрии выросла до 50 процентов. Заявленная цель - достичь уровня 60 процентов. Крупнейшим банком Венгрии остается ОТП-банк (81,4 процента акций на бирже), который контролирует 25,6 процента рынка финансовых услуг в стране. Кстати, 8,57 процента акций этого банка в свою очередь находится во владении компании МОЛ.

Маленький автогигант Большой Европы

В одном из первых своих программных выступлений вскоре после победы на выборах 2010 г. премьер Виктор Орбан так обозначил одну из главных задач новой экономической политики своего правительства. Он привел такую аналогию. Гигантский Китай за 30 лет реформ стал промышленной мастерской мира. Наша амбициозная задача - чтобы небольшая по размерам и населению Венгрия (9 миллионов человек) в ближайшие 10-20 лет путем привлечения «работающего» производственно-промышленного, а не финансово-спекулятивного капитала стала промышленной экспортно-ориентированной мастерской Европы. Приоритет был обозначен: реальное производство, всемерная поддержка экспорта товаров и услуг. На стороне Венгрии - стратегически выгодное географическое положение в самом центре Европы, территория страны, входящей в рынок ЕС с населением в 500 миллионов человек, низкие налоги на прибыль и относительно дешевая квалифицированная рабочая сила.
Прошло без малого 10 лет. Сегодня Венгрия - крупнейший производитель автомобилей в Восточной Европе (400 тысяч авто в год) и крупнейший производитель автомобильных моторов в Европе (2 миллиона штук в год). При советской власти собственного производства автомобилей в Венгрии не было. Специализацией страны в рамках СЭВ были автобусы «Икарус» (до 15 000 шт. в год), которыми страна обеспечивала всю Восточную Европу, прежде всего - СССР, поставляя сюда до 7000 машин ежегодно. После распада рынка СЭВ, потеряв российский рынок, «Икарус» вскоре прекратил свой полет. Завод остановился после нескольких попыток реанимации в составе консорциума французской «РЕНО» и итальянской компании «Ивеко». Теперь по улицам Будапешта и других венгерских городов вальяжно передвигаются автобусы «Мерседес» и «Вольво». Они поделили венгерский автобусный рынок и очень довольны. Бывший венгерский собственник «Икаруса» - холдинг «Мюсертехника», который контролирует местный крупный бизнесмен Габор Селеш, теперь планирует запустить производство электроавтобусов под старым брендом совместно с китайской госкомпанией CRRC, но пока с непонятной перспективой.
По иронии судьбы, будучи когда-то крупнейшим производителем автобусов, Венгрия фактически утратила это производство, но зато стала крупнейшим производителем легковых автомобилей в Восточной Европе. История посткоммунистического венгерского автопрома началась в 1991-м, когда в страну пришел первый крупный иностранный инвестор - японский концерн «Судзуки». Вложив 1,5 миллиарда евро в свой завод в Эстергоме на Дунае мощностью 200 тысяч машин в год, японцы с тех пор выпустили на своей венгерской площадке уже несколько миллионов автомашин «Судзуки», сотни тысяч мотоциклов, скутеров, квадроциклов и автомобильных моторов, часть из которых поступает отсюда на российский рынок.
Вслед за японцами потянулись в Венгрию немцы. Точнее - германский автопром. Первыми из немцев в 1993-м пришел концерн «Ауди», создавший свою базу в придунайском городе Дьёр, недалеко от границы с Австрией. Сначала немцы делали в основном автомобильные моторы, с 98-го стали собирать спорткары серии ТТ. В 2011 году, уже при правительстве В. Орбана, «Ауди» за 900 миллионов евро построил линию по сборке моделей седан «Ауди-3», а недавно объявил о новом расширении. Всего за 25 лет немецкий концерн вложил в свое производство в Венгрии около 8 миллиардов евро. Это крупнейший инвестор и одновременно крупнейший экспортер в стране. Его нынешние венгерские мощности - 160 тысяч авто и 2 миллиона моторов в год для автомобилей «Ауди», «Фольксваген» и «Порше». По этому показателю завод в Дьёре - крупнейший производитель в мире.
Второй автогигант из Германии - концерн «Мерседес-Бенц» раздумывал о производстве в Венгрии дольше, но темпы набрал быстрее. Свой первый венгерский завод мощностью 100 тысяч машин в год под городом Кечкемет, в 100 километрах к югу от Будапешта, «Мерседес» запустил в 2012-м, вложив в него 800 миллионов евро. А уже через 5 лет работы немецкий концерн решил строить второй завод на той же площадке мощностью 150 тысяч авто самых разных серий и модификаций. Второй завод за 1 миллиард должен заработать в 2020-м, обеспечив работой еще 2,5 тыс. человек.
Третий «кит» германского автопрома - компания «БМВ» не строила новых заводов в Европе последние 20 лет. Однако венгерский успех конкурентов из «Ауди» и «Мерседеса» сломил и их. В 2018-м концерн «БМВ» стал строить собственный завод в Венгрии, на площадке в городе Дебрецен, в восточной части страны, недалеко от границы с Украиной. Мощность - 150 тысяч машин, объем инвестиций - 1 миллиард евро, число занятых - 1000 человек.
После запуска этого завода «БМВ» и второго завода «Мерседес» в Кечкемете общий объем производства автомобилей в Венгрии с нынешних 400 тысяч вырастет до 500-600 тысяч машин в год. Если сегодня венгерский автопром, в котором занято 100 тысяч человек, дает 20 процентов ВВП Венгрии и 40 процентов от всего экспорта страны, который достиг 100 миллиардов евро, то через год-другой эти цифры составят 30 и 50% соответственно.
На сегодняшний день производство и экспорт автомобилей стали гигантским локомотивом для развития всей экономики Венгрии, в значительной мере обеспечивая нынешний рост ВВП на 5 процентов в год! Это самые высокие показатели в ЕС. По объемам экспорта на душу населения Венгрия, занимая 92-е место в мире по количеству жителей, вышла на 32-е место в мире! Надо иметь в виду, что производство авто тянет за собой развитие многих других секторов экономики, от резинотехнической, стекольной, электротехнической промышленности до производства краски и текстиля. Не проходит буквально и дня, чтобы венгерский МИД, в ведении которого с 2010 года находится и внешняя торговля, не рапортовал об открытии в стране все новых и новых производств автозапчастей компаний со всего мира. Начиная с Японии, Южной Кореи, Китая и заканчивая компаниями из США и Канады.
Крупнейший инвестор в экономику Венгрии - Германия. Около 6 тысяч германских компаний вложили в свое производство на территории Венгрии десятки миллиардов евро и обеспечивают работой 150 тысяч венгров. Еще один крупный инвестор - США: 1700 американских компаний, от «Дженерал электрик» до «Форда» («Опель») дают работу еще 105 тысячам венгров. Для Японии сейчас Венгрия - основной партнер по инвестициям в Европе. Одних только японских компаний, связанных с автопромом Венгрии, насчитывается 170 штук («Судзуки», «Дензо», «Бриджстоун»…). Число занятых - 35 тысяч человек. Венгрия - основной партнер в ЕС и для инвесторов из Южной Кореи. Южнокорейские компании «Самсунг» и LG пришли на венгерский рынок одними из первых. В число крупных инвесторов в венгерскую экономику входят также Франция, Голландия, Италия, Китай, активно инвестирующий в Венгрию в последние годы… Растут инвестиции в Венгрию и со стороны России. Общий объем накопленных инвестиций российских компаний, среди которых выделяются такие гиганты, как Газпром, ЛУКОЙЛ, Сбербанк, Росатом, оценивается в 3-4 миллиарда долларов.
Результаты венгерского НЭПа весьма впечатляющие. С 2010 по 2020-й ВВП вырос почти на 30%, со 120 миллиардов до 161 миллиарда долларов, экспорт страны вырос на 47% - до 104 миллиардов евро. Темпы экономического роста в 2018-2019 гг. достигли 5% в год, безработица с 12,5% в 2010-м упала до 3,3% в 2019-м. В стране за 10 лет было создано 800 тысяч новых рабочих мест, причем в инновационных отраслях экономики. Правительство считает, что не за горами нулевая безработица. Во многих отраслях уже сегодня дефицит рабочей силы. И это при том, что в Венгрии нет ни своей нефти, ни газа, ни бескрайних лесов, ни алмазов, ни черных, ни цветных металлов. Природных ресурсов крайне мало, но оказывается, экономика может быстро расти и без этого. В 2018 г. Венгрия впервые с 1986 г. стала скупать золото в золотовалютные резервы. Местный Центробанк, ставший независимым от МВФ, купил сразу 30 тонн золота на 1,24 миллиарда долларов, увеличив запасы золота сразу в 10 раз! До этого, с начала 90-х, страна только продавала золото, а за это время его цена выросла в 5 раз!
Дабы еще улучшить инвестиционный климат в стране, с 2017 г. правительство Венгрии снизило налог на прибыль компаний до 9%. Это самый низкий уровень в ЕС. До этого самый низкий порог был в Ирландии - 12,5%. В результате все больше и больше иностранных компаний делают Венгрию частью своих международных кооперационных цепочек создания стоимости. От 50 до 80% продукции крупных иностранных компаний, работающих в Венгрии, идет на экспорт. В целом экспорт страны сегодня составляет 85% ВВП.
Выступая недавно в Токио, министр иностранных дел и внешней торговли Венгрии Петер Сийярто так описал достижения венгерского НЭПа: «У нас самые низкие налоги на прибыль компаний в Европе. При этом мы поддерживаем должную финансовую и бюджетную дисциплину. …Мы тем самым доказали, что можно освободиться от старой догмы, согласно которой нужно выбирать между экономическим ростом и поддержанием финансовой дисциплины (таргетированием инфляции) и показали, что обе цели осуществимы одновременно»… Хороший урок финансовым догматикам.
Конечно, у позитивной картинки венгерского НЭПа есть и своя теневая сторона. Иностранных инвесторов привлекает в Венгрию прежде всего относительно дешевая рабочая сила. Если на конвейере в Германии рабочий получает 3-4 тысячи евро, то в Венгрии пока в лучшем случае - 1000 евро без вычета налогов. Приехав как-то со съемочной группой на завод «Мерседес», автор этих строк был буквально поражен, что рабочие современного завода, выпускающего блестящие «акулы» «Мерседесы», разъезжаются по домам после смены на видавших виды «Судзуки» и «Шкодах». Однако ситуация постепенно меняется. На новых производствах растет и зарплата, подтягиваясь к средним европейским стандартам. По данным того же министра иностранных дел Венгрии Петера Сийярто, на высокотехнологичных производствах международных компаний, приходящих в страну в последние годы, средняя зарплата-брутто уже приблизилась к 1500 евро, что вполне прилично даже по европейским меркам.
Остается, правда, довольно острой проблема внешнего долга, который правительство В. Орбана получило в наследство от социал-либералов. Но и здесь есть позитивные подвижки. В 2010 г. госдолг Венгрии составлял 80% ВВП. В 2018-м он сократился до 70,8% ВВП. Все равно это достаточно серьезная нагрузка на экономику. Достаточно сказать, что почти все налоги, собираемые с населения, идут на погашение процентов по этому долгу.
Ну, и самый серьезный вопрос. Сделав большую ставку на германский автопром, Венгрия достигла серьезных результатов. Спору нет. Но не сложила ли при этом страна слишком «много яиц в одну корзину»? Что произойдет, если германский автопром начнет тормозиться, а признаки этого уже есть, или, не дай бог, попадет под американские санкции, которые сейчас так щедро, налево и направо, раздает Вашингтон, в том числе странам Евросоюза? Что, если «Ауди» или «БМВ» по каким-то причинам начнут сворачивать свое производство за границей? Ясно одно, серьезных последствий такой тесной зависимости от зарубежных инвесторов тогда не избежать.

Земля и воля

Спустя ровно 10 лет после вступления в ЕС, в 2014 г., Венгрия по договоренности с Брюсселем была вынуждена снять 10-летний мораторий на продажу земли иностранцам, введенный в 2004 году. В ответ венгры получили право работать на законных основаниях в богатых странах Западной Европы. Земля в Венгрии по большей части отличного качества, с преобладанием чернозема и потому считается очень привлекательной для зарубежных инвесторов. Особенно если учесть, что ее рыночная стоимость пока очень серьезно отличается от стоимости земли в Западной Европе. Для сравнения: средняя цена гектара пахотной земли в Венгрии - 4,5 тысячи долларов. В Польше - 10 тысяч долларов, а в Австрии или Голландии - 40-50 тысяч. Поэтому угроза массовой скупки венгерской земли иностранцами после снятия моратория была вполне реальной и ощутимой. Кстати, какая-то часть земель все же была скуплена иностранцами и до того, еще в 90-е гг., через подставных лиц и компании.
Надо сказать, что рынок земли в Венгрии был открыт еще в 1991-м, в самом начале «смены системы». Демохристианское правительство Йожефа Анталла приняло решение вернуть конфискованные в ходе коллективизации земли их бывшим собственникам. Часть венгерских крестьян, где это было возможно, получили землю натурой. Часть бывших собственников или их наследников получили денежную компенсацию в виде так называемых компенсационных облигаций. В результате этой реформы миллион венгерских граждан стали собственниками пахотных земель в стране. Треть из них были бывшими землевладельцами. Еще одна треть земель была распределена между бывшими членами кооперативов, у которых не было земли. В итоге уже в начале 90-х годов 85% всей пахотной земли в Венгрии оказалось в частной собственности, 8 процентов осталось в руках государства, а еще 7% в собственности кооперативов. Средний размер земельных наделов крестьянских хозяйств составил на тот момент 2-3 гектара.
Однако вскоре многие крестьяне, получив в собственность земельные наделы, но, не имея средств на сельхозтехнику для ее обработки, стали продавать свою землю. По словам директора венгерского Института изучения истории «смены системы» Золтана Биро, со временем этот процесс добровольного «раскрестьянивания» приобрел в Венгрии довольно массовый характер, и на сегодняшний день от крестьянства в классическом смысле слова осталось немного. Многие крестьяне, продав свою землю, или ушли в наемные рабочие на крупные сельхозпроизводства, или подались на заработки в города (см. наше интервью с З.Биро «30 лет после смены системы». Взгляд из Будапешта. Журнал «Историческая экспертиза №4 за 2019 г.).
До 2010 г. этот процесс распродажи мелких крестьянских наделов носил стихийный характер. Придя к власти, правительство В. Орбана в рамках «экономической освободительной борьбы» перед предстоящим открытием рынка земли для иностранцев стало негласно стимулировать скупку мелких крестьянских наделов и создание крупных сельхозпроизводств представителями правящей элиты. На сегодняшний день многие крупные землевладения Венгрии сосредоточены в руках членов правящей партии или приближенных к ней лиц. Это своего рода «новое дворянство» Венгрии.
За год до открытия рынка земли для иностранцев парламент Венгрии 21 июня 2013 г. принял новый Закон о земле, который, по сути, призван защитить пахотные земли от скупки иностранными владельцами. С 1 мая 2014 г. иностранные граждане, желающие купить более одного гектара сельскохозяйственной земли или леса в Венгрии, должны иметь специальное образование в этой области и не менее 3 лет заниматься сельхоздеятельностью. Максимальный размер угодий - 300 га в одни руки. Юрлицам (компаниям) из стран ЕС покупка венгерской земли или леса вообще запрещена. Возможна только аренда до 486 га. Есть еще одно условие для иностранцев. Чтобы они могли что-то купить, сначала от этой покупки по каким-либо причинам должны отказаться местные, венгерские, граждане. И только тогда иностранцы. Все эти меры, по замыслу депутатов, должны обезопасить сельхозугодья от скупки по дешевке иностранными спекулянтами. Судя по практике последних лет, такие ограничения на самом деле работают. А чтобы венгерские крестьяне все же не торопились продавать свои земли, венгерское правительство пытается всячески субсидировать своих сельхозпроизводителей, в том числе из бюджета Евросоюза.

Сбережение народа и собирание нации

В последние годы лидера «Фидес» и его команду нередко обвиняют в национализме. Связано это с позицией венгерских правоцентристов в отношении венгерского населения, проживающего в соседних с Венгрией странах. Напомним, что по Трианонскому мирному договору 1920 г., ставшего частью Версальской системы, Венгрия лишилась двух третей своих бывших территорий и трети населения, проживавшего на этих землях. Глубокая травма Трианона, синдром разделенной нации, до сих пор, вот уже почти сто лет, не изжиты в венгерском национальном сознании. Внимание к соотечественникам, оказавшимся не по своей воле на чужбине, один из ключевых моментов всей венгерской внешней политики ХХ века. В политике «Фидес» это изначально тоже было одним из ключевых моментов. В начале ХХI века, с расширением ЕС и открытием границ, Венгрия получила уникальный шанс хоть как-то поправить историческую несправедливость в отношении своих зарубежных соотечественников.
Придя к власти в 2010 году, команда Орбана решает раздать всем этническим венграм Карпатского бассейна, - а это около 1,5 миллиона человек в Закарпатье, Румынии, Словакии, Сербии, - венгерские паспорта и тем самым воссоединить их с исторической родиной. По последним данным, около миллиона зарубежных венгров уже воспользовались этим правом и получили венгерские паспорта, которые дают их обладателям определенные преимущества и льготы при переезде в Венгрию на работу или жительство. В русле всемерной поддержки соотечественников надо рассматривать и довольно жесткую порой реакцию Будапешта на любые ограничения властей Украины или Румынии в отношении венгерского меньшинства, будь то использование родного языка или функционирование национальных школ. Это особенно отчетливо проявилось после недавнего появления на Украине нового закона о языке, который лишает национальные меньшинства права учиться на родном языке. Реакция Будапешта была довольно жесткой. Венгрия решила в ответ всячески тормозить евроатлантические устремления Киева, пока закон не изменят.
То, что большинство населения страны поддержали «новый курс» «Фидес» и его лидера, показали следующие парламентские выборы 2014 г., на которых партия Орбана практически повторила успех 2010 г., получив 66,83% депутатских мест в парламенте. Левая оппозиция - социалисты и союзники - получили лишь 19%, так и не оправившись от катастрофы 2010 года. Аналогичная ситуация повторилась и на выборах 2018 г., которые прошли под знаком миграционного кризиса в Европе. «Фидес» в союзе с христианскими демократами вновь получили две трети мест в обновленном парламенте.
Это своего рода исторический рекорд. Ни одна из политических партий Венгрии еще никогда в истории не выигрывала на выборах, и ни один политик не становился премьер-министром страны три раза подряд! Отсюда можно сделать вывод, что за 30 лет своего развития партия «Фидес» из радикальной молодежной организации с расплывчатыми задачами и целями выросла в партию, вокруг которой сложился своего рода национальный консенсус, консолидирующий венгерское общество. А ее лидер за эти годы из скандального либерала-радикала вырос в фигуру национального масштаба, - хочется это кому-то признавать или не хочется. Это совсем не означает, что и партию «Фидес», и ее лидера совсем не за что критиковать…
С темой собирания нации и раздачи паспортов этническим венграм очень взаимосвязаны темы демографии внутри страны и позиции Будапешта в отношении нелегальных иммигрантов. Напомним, что в 2015 г. наплыв нелегальных мигрантов в страны ЕС из стран Африки и Азии привел к острому кризису Евросоюза, фактически поставив его на грань развала. Английский Brexit, решение англичан выйти из ЕС, - одно из следствий политики германского канцлера Ангелы Меркель. Германия, как известно, ощущая острый демографический кризис, решила бороться с сокращением собственного населения путем завоза мигрантов из Азии, провозгласив политику «открытых дверей» для всего Евросоюза. Единственным политиком в Европе, кто с самого начала, еще летом 2015 г., резко выступил против бесконтрольной миграции в страны ЕС, был венгерский премьер В. Орбан. С тех пор не проходит и дня, чтобы венгерского лидера не атаковали со всех сторон коллеги по ЕС из Западной Европы. На этой же почве у венгерского премьера возник и личный конфликт с миллиардером Дж. Соросом, который поддержал его когда-то, в далекой юности, на заре политической карьеры. Теперь же В. Орбан считает, что Дж. Сорос сознательно провоцирует конфликт в Европе вокруг нелегальных иммигрантов с Востока ради ослабления конкурента США в лице ЕС...
В Восточной Европе у венгерского политика, напротив, больше сторонников. На его стороне лидеры «Вишеградской четверки», а также Болгарии, Македонии, Сербии, Словении - все те, кто ежедневно сталкивается с натиском нелегалов. Исход этого противостояния в битве за будущее Европы еще не предрешен. Водораздел проведен. Позиции обозначены. Венгерский референдум 2 октября 2016 года по поводу обязательных квот ЕС на расселение мигрантов из-за не столь высокой явки избирателей, увы, оказался не вполне удачным для венгерских властей. Тем не менее 85% участников референдума, а это 3,5 миллиона граждан Венгрии, проголосовали против квот ЕС на расселение иммигрантов. Будапешт считает, что Брюссель отныне не вправе игнорировать мнение почти половины венгерских избирателей. Совершенно очевидно, что относительная неудача с референдумом вряд ли остановит венгерского лидера и его сторонников в борьбе за христианскую европейскую цивилизацию.
В начале 2017 г. венгерский премьер анонсировал, что год Красного Петуха пройдет под знаком решительной борьбы с Брюсселем сразу по двум главным направлениям: на «миграционном поле» и на поле борьбы за суверенитет национальных государств, которая будет направлена против централизаторской политики бюрократии ЕС. «Год 2017-й будет годом восстания, - заявил В. Орбан в интервью радиостанции «Кошут» 13 января, - восстания европейских народов против такой политики Брюсселя, которая где открыто, а где тихой сапой забирает себе все больше полномочий у национальных государств»ii.
Это значит, что уже в самое ближайшее время, не исключено, мы увидим новые, занимательные этапы этой борьбы. Можно ли представить, что все более усиливающееся противостояние Будапешта и Брюсселя выльется в своего рода Hunexit - выход Венгрии из ЕС? Благо прецедент в виде Brexit уже есть. В ближайшие годы - маловероятно. Пока еще Венгрия получает довольно существенные дотации из бюджета ЕС на инфраструктурные проекты, а это порядка 3 млрд евро ежегодно, которые плавно растекаются на подряды западноевропейским фирмам и компаниям, так или иначе аффилированным с правящем слоем в стране, ждать разрыва с ЕС трудно.
Но уже очень скоро, начиная с 2021 г., в новом бюджете ЕС расходы на дотации сильно сократятся. Один из крупнейших доноров ЕС - Англия, дававшая в бюджет Евросоюза 10 млрд евро в год, в 2020-м, как ожидается, выходит из игры и прекращает платежи. Все это неминуемо скажется на общем состоянии бюджета ЕС. А если при резком снижении финансовых дотаций политическое давление на Венгрию не прекратится, то тогда исключать Hunexit нельзя. Тем более что и вторая по численности партия венгерского парламента - «Йоббик» («Партия за лучшую Венгрию»), которая считается организацией откровенных евроскептиков, уже ставит вопрос о выходе из политических структур ЕС. Сегодня весь евроскептицизм венгерских политических партий активно питает разочарование большинства простых венгров результатами вступления и пребывания в ЕС.
Что касается вопросов миграции, демографии и сбережения народа, то Венгрия, как и Германия, да и вся Европа, тоже испытывает острый демографический кризис. С 1980 по 2010 год убыль населения в стране составила 1 миллион человек, с 10,7 млн. до 9,7 млн., а это почти 10%! До недавнего времени рождаемость в Венгрии была одной из самых низких в ЕС (коэффициент воспроизводства -1.25). В год страна теряет 30 тысяч человек. Это население целого небольшого города. По прогнозам, каждые 20 лет страна будет терять еще почти по миллиону жителей, и к 2100 году, если не произойдет кардинальных перемен в этой сфере, население Венгрии сократится до 6,3 миллиона! Однако в Будапеште считают, что решать проблемы демографии надо внутри страны. Вместо того чтобы завозить в страну мигрантов из Азии и Африки, правительство должно в первую очередь помогать своему народу и всячески стимулировать рождаемость собственного населения.
«Если мы примем иммиграцию как решение демографической проблемы, мы потеряем свое население, - заявил по этому поводу венгерский премьер на недавней международной конференции по демографии в Будапеште. - Миграция для нас - это капитуляция, - добавил премьер-министр. - Мы хотим венгерских детей». (3)
Судя по социологическим опросам, основная причина падения рождаемости в Венгрии - экономическая (сокращение доходов, невысокий уровень жизни), а потому и решать ее надо экономическими методами, считают в Венгрии. С этой целью наряду с раздачей паспортов этническим венграм весной 2018-го премьер-министр Венгрии В. Орбан объявил о новом плане по увеличению рождаемости в стране и выделении с этой целью субсидий для женщин в размере более 31 тыс. евро при рождении детей.
По условиям демографического плана правительства, каждая женщина моложе 40 лет при первом замужестве может получить беспроцентную ссуду от государства в размере 31 417 евро (это 10 миллионов венгерских форинтов) для свободного использования. Она может использовать свой «материнский капитал» как захочет. В принципе, этих денег достаточно для покупки небольшой квартиры в Будапеште или большой квартиры (дома) в провинции. Для этого ей достаточно заключить с государством своего рода договор на рождение детей. При рождении первого ребенка выплата такого кредита приостанавливается на три года, появление второго ребенка сокращает размер необходимой для возврата государству сумму до 10 тыс. евро. Рождение третьего ребенка освобождает матерей от выплаты всей суммы кредита.
Кроме того, правительство заложило в бюджет меру по облегчению кредитных программ для многодетных семей при приобретении жилья и возможность получения ипотеки по упрощенной процедуре, а также гарантировало выделение ссуды для многодетных семей, в частности, в дополнение ко всему предусмотрено безвозмездное выделение 12,5 тыс. евро на ипотеку после рождения 3-го ребенка. Семьи с тремя детьми смогут получить ссуду в размере 7,5 тыс. евро при покупке семейных автомобилей - минивэнов. А женщины, родившие четырех и более детей, будут в будущем освобождены от уплаты всех налогов до конца жизни.
Венгерские власти полагают, что такой подход позволит переломить негативную тенденцию в демографии и тогда «импортировать» людей из других стран, как это пытается делать Германия и многие другие страны Европы сегодня, не потребуется. Судя по первым результатам новой программы, за полтора года коэффициент рождаемости в Венгрии вырос с 1,25 до 1,4 и приблизился к среднеевропейскому уровню в 1,59. Значит, результат уже ощущается.

«Открытие на Восток», или Новая восточная политика Венгрии

С новой экономической и внешнеэкономической политикой «Фидес» после выборов 2010 г. связана и «новая восточная политика» Венгрии в отношении России, стран постсоветского пространства, а также Китая, Вьетнама и других стран Восточной Азии. Она получила официальное название «Открытие на Восток» (Keleti nyitas). Если до 2010 г. отношения с Россией традиционно считались «территорией» венгерских социалистов, а в политике «Фидес» по инерции 1990-х гг. России как бы не существовало вообще, то с приходом к власти в 2010 г. ситуация существенно изменилась. На фоне серьезных проблем с ЕС Венгрия В. Орбана стала постепенно поворачиваться к Москве лицом. С этого времени начинаются регулярные контакты В. Орбана с российским лидером В. Путиным. Сегодня такой практики регулярных контактов лидеров у Москвы нет ни с одной другой страной Восточной Европы. Возникают серьезные экономические проекты между Россией и Венгрией в энергетике и транспорте: строительство двух новых блоков венгерской АЭС в Пакше под российский кредит в 10 млрд евро, проекты газопроводов «Южный поток» («Турецкий поток»), реконструкции подвижного состава будапештского метрополитена, военных вертолетов советского производства, крупный контракт по строительству железнодорожных вагонов для Египта и многое, многое другое. Вплоть до новой программы полетов в космос на МКС венгерских космонавтов на российских кораблях «Союз».
На сегодняшний день прагматичные отношения с Москвой имеют для Будапешта и лично Виктора Орбана особенно важное значение в качестве мощного баланса на фоне его противостояния с Брюсселем, и он, судя по всему, это очень ценит. Для Москвы корректные и прагматичные отношения с Будапештом тоже имеют сейчас особое значение на фоне санкций и политики изоляции со стороны ЕС и США. Правительство В. Орбана последовательно выступает против санкций в отношении Москвы, от которых очень страдает венгерская экономика. Потери Венгрии от санкций за последние пять лет оцениваются примерно в 5-6 млрд евро. В основном от резкого сокращения экспорта в Россию продукции сельского хозяйства. Венгерскому премьеру принадлежит растиражированная СМИ фраза о том, что для ЕС все эти антироссийские санкции «все равно что выстрел себе в ногу».

Примечания:

i Подробнее см.: Лукьянов Ф. Интервью с послом ВР в РФ Дьёрдем Гилианом // Эхо планеты. 2010. № 12. С. 14-17; он же. Венгерский излом // Там же. 2012. № 3. С. 13-15; он же. Ремни опасности // Там же. 2012, № 19. С. 11-13; он же. Венгрия против МВФ // Там же. 2012. № 47. С. 22-23.
ii Magyar Hirlap. 2017. 14.01.3. old.
3. Magyar Hirlap, 2019.09.08 3.old

Список литературы
1.Lorant Karoly «A rendszervaltashoz vezeto ut», Antologia Kiado, Lakitelek,2015
2.Lorant Karoly «Az Europai Unio es Magyarorszag mozgastere», Kairosz Kiado, 2015

Об авторе

Лукьянов Федор Егорович, журналист-международник. Родился в Москве (1959). Окончил факультет международной журналистики МГИМО (1984). С 1984 по 1994-й год работал в международном отделе газеты «Известия», был сотрудником отдела международной информации и отдела соцстран, а с 1989 года - собственным корреспондентом «Известий» в Венгрии. В 1994 году перешел на работу в «Российскую газету», где до 2009 года возглавлял корпункт газеты по странам Центральной и Восточной Европы (г. Будапешт). С 2009 по 2014 г. - заведующий Центрально-Европейским корпунктом журнала «Эхо планеты» (ИТАР-ТАСС) в Будапеште. Публиковался в «Коммерсанте», «Огоньке», автор и продюсер телеканалов «Россия-24» и Russia Today. За последние годы вышло несколько книг и научных сборников с участием автора: «Революции и реформы в странах Центральной и Восточной Европы: 20 лет спустя», «Миграция и эмиграция в странах Центральной и Юго-Восточной Европы в ХVIII-ХХ вв.», «Российская белая эмиграция в Венгрии 1920-1940-е годы». Сотрудничает с Институтом славяноведения и балканистики Академии наук РФ, Институтом научной информации по общественным наукам Академии наук (ИНИОН).
До последнего времени - корреспондент газеты «Новые Известия» в Будапеште.

Прочитано 1770 раз Последнее изменение Понедельник, 17 февраля 2020 08:49

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK

 
 

БУДАПЕШТ ТОП-10

  • 1. Прогулка по Площади героев
    1. Прогулка по Площади героев
  • 2. Прокатитесь на Подземке
    2. Прокатитесь на Подземке
  • 3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
    3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
  • 4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
    4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
  • 5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
    5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
  • 6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
    6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
  • 7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
    7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
  • 8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
    8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
  • 9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
    9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
  • 10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт
    10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт