Суббота, 15 апреля 2017 06:23

Отец Фериз

Автор Екатерина ВЕРЕШ
Оцените материал
(1 Голосовать)

Впервые мы увидели этого совершенно уникального человека на Пасху. Венгрия была страной новой для нас, в основном - католической. От друзей мы узнали, что на православную Пасху здесь принято собираться возле Храма на набережной Дуная. Любопытно. В 90-е годы на нашей родине только-только народ стал безбоязненно ходить в церковь, не рискуя потерять комсомольский билет, а то и вообще быть выброшенным из университета. А в зарубежье, оказывается, была традиция и никто ничего не боялся. Вот и пошли мы к полуночи на дунайскую набережную. Огромная, нарядная и какая-то очень симпатичная, веселая толпа на улице. В храм вообще было трудно пробиться. Говорили на венгерском, русском, сербском и греческом. Все очень доброжелательны, со свечками, с разноцветными шариками раскрашенных яиц. Начался крестный ход. Тоже без лишней помпы. Это был искренний праздник близких по духу людей. Возглавлял сказочное шествие человек с удивительным лицом. Когда мы встречаем подобные лица (а бывает это, увы, крайне редко), то как-то с первого взгляда понимаем, что в нем действительно, как в зеркале, отражается душа. Причем душа предельно честная, не обремененная излишней и часто надуманной показной праведностью. Этому человеку ты можешь доверить самое сокровенное. И он тебя не предаст, не продаст, а возможно, найдет необходимый совет лично для тебя. Или просто пожалеет. Бывают такие лица. Одно на миллион...


«Отец Фериз, отец Фериз, - зашептали наши друзья, - совершенно замечательный священник. И редкая умница».
В Храм на набережной тогда ходила большая часть православной общины города, не делясь по языковому принципу. Ходили, конечно же, в первую очередь молиться. Но еще и встретиться, поделиться друг с другом. Часто получить помощь, подсказку в сложной ситуации. Такое вот было дружеское общение, настоящая диаспора. И объединял нас всех - счастливых и не очень, состоятельных и не знающих как оплатить следующий счет за электричество - отец Фериз Берки. Он служил в этом храме десятки лет. Крестил, отпевал, венчал. Кто-то после службы бросал деньги в незаметный маленький ящик с надписью «На храм». Кто-то его просто не замечал.

Вдруг вокруг тихой обители началась война. Точнее, борьба - кому должен принадлежать храм - Константинопольскому патриархату (одному из 5 греческих) или по-прежнему Московскому, к которому он относился с 1945 года (до этого принадлежал Сербскому). Борьба за храм привлекла к себе внимание СМИ. Брали интервью у будущего патриарха Кирилла, у настоятеля церкви отца Фериза. Очень хотелось кроме церковной точки зрения на проблему узнать как можно больше о замечательном священнике. Говорили в городе, что по национальности он был не то серб, не то цыган, не то венгр. Отец Фериз свободно говорил на 6 языках и был не только священником в главном православном храме, но и блестящим журналистом. К сожалению, все мои попытки узнать что-нибудь личное о нем, кроме истории храма, закончились провалом. Впрочем... Интервью проходило нескучно. Масса занимательных историй, даже тонких анекдотов. Да и час общения с подобной личностью приносит некий заряд жизнелюбия, света, мягкого духовного очищения. Я узнала, что родился он 31 декабря 1917 г. в городе Котор, в королевстве Далмация, в Австро-Венгрии, в православной семье: отец был венгерским офицером, мать - сербка. По окончании гимназии поступил на богословский факультет Афинского университета, который окончил в 1940 году. В феврале 1941-го был зачислен в штат Министерства просвещения и культов Венгрии на должность референта по вопросам православия. Одновременно состоял ординарным профессором по кафедре греческого языка, патрологии и канонического права, а позднее - директором Православного («Греко-восточного») богословского института в Будапеште с апреля 1942-го по июнь 1944-го. С 1942 года начал публиковать статьи на богословские и церковно-исторические темы в светской и церковной печати. В декабре 1944 г. был арестован и заключен в тюрьму города Шопрон. При наступлении советской армии был депортирован в Германию и интернирован. После капитуляции фашистской Германии был освобожден и в конце мая 1945 г. вернулся в Будапешт. После войны вошел в каноническое ведение Московского Патриархата. В течение 2 лет изучал классическую филологию в Будапештском университете, с 1951 года преподавал там греческий язык. В 1952 г. Феризу было поручено издание новоучрежденного журнала Венгерского благочиния «Egyházi Krónika» («Церковная летопись»). 12 июля 1954 г. в Преображенском храме Москвы был рукоположен в сан диакона митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем (Ярушевичем). 18 июля того же года в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры Патриархом Московским и всея Руси Алексием I был рукоположен в пресвитера к Будапештскому Никольскому храму. 20 июля того же года был возведен в сан протоиерея.

30 июля того же года был назначен настоятелем Будапештского Успенского кафедрального собора и благочинным-администратором православных приходов в Венгрии. Так гласит сухая справка...
В нашем разговоре я неожиданно получила ответы на очень важные для себя вопросы, которые я отцу Феризу и не задавала... Происходило это совершенно незаметно. Но ведь все божественное и чудесное не бросается в глаза, а тихо, исподволь входит в нашу жизнь.
Церковь отстояли. Греческая составляющая храм покинула. Но по-прежнему во время службы встречались, общались, быстро соглашались со строгой матушкой Маро, когда она делала замечания: «Лена, Маша, Надя! Что случилось? Почему так плохо выглядишь? Когда ты последний раз была в парикмахерской?»
Матушка Маро всегда выглядела, как элегантная аристократическая дама. В одной и той же норковой накидке она представляла некий эталон Женщины. И это при всем нам известной, в общем-то, бедности семьи священника. Лена, Маша, Надя поднимали подбородок вверх, вспоминая, что уныние - тяжкий грех. А настоящая женщина не имеет права быть неухоженной.
Мой муж не был крещен. В детстве родители боялись, а когда вырос, относился к вопросам религии скептически и даже написал трактат «Вопросы несведущего к Библии». Не сложилось. В Храм на набережной он пришел, когда наши друзья крестили детей. И впервые увидел отца Фериза. «Если я когда-нибудь крещусь, то только у этого священника. Ему я верю!»
Подруга подвела к нам отца Фериза. Креститься? Да. Только сейчас! На этот раз у отца Фериза лицо было строгое, грустное и знающее что-то очень важное. Мужа крестили. За два месяца до его смерти...
Давно ушли из этого мира и отец Фериз, и матушка Маро. Изменилась публика в Храме. Но когда мы с друзьями приходим на Пасху в Храм на набережной, то каждый раз вспоминаем замечательного человека - священника отца Фериза.
Светлая память.

Екатерина ВЕРЕШ

Прочитано 1060 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK