Понедельник, 20 февраля 2017 09:33

Четверть века с Высоцким

Автор Петер ВИЦАИ
Оцените материал
(6 голосов)

«Жизнь кидала меня - не докинула!»
Владимир Высоцкий относится к тем современным классикам, известным культовым фигурам русской литературы ХХ века, произведения которых многие с удовольствием читают или слушают до сих пор. Его творческое наследие и в новом тысячелетии несомненно сохранило свое определенное место во многих странах, в том числе и венгерской культурной жизни. С его творчеством я стал знакомиться ровно 25 лет назад, будучи студентом Сегедского педагогического института имени Дьюлы Юхаса. Моя любовь к поэту сохраняется и сегодня.


Один из моих лучших друзей - русский поэт, писатель Леонид Володарский - подтолкнул меня к написанию данной статьи. Он сказал, что тебе, Петер, обязательно нужно отметить свой юбилейный год с Высоцким как в русской, так и венгерской литературной жизни. Я подумал и, как ни странно, решил выбрать для этой цели не обычные литературные издания, а газету «РК», являющуюся уже много лет ярким представителем, можно даже сказать, вестником русской и венгерской реальностей или уникальных новостей. Следовательно, о чем я напишу сейчас, до этого не оглашалось еще нигде, хотя уже давно хотелось бы мне об этом сказать. Как отметил бы Леонид Володарский, это сценки из жизни венгерского высоцковеда Петера Вицаи. Только, может быть, не из самых светлых и лучших ее эпизодов или полос.

Впервые я побывал на родине Владимира Высоцкого, будучи гимназистом, в 1985 г., через 5 лет после ухода великого барда. У меня были хорошие результаты в изучении русского языка, и я был отправлен по госгранту на 4 недели в лагерь русского языка в Ленинграде. Но к творчеству Владимира Семеновича я еще не имел никакого отношения. Просто изучал русский язык, как все венгерские школьники того времени. Во второй раз я приехал в СССР в 1989/1990 учебном году как студент. Свою 4-месячную стажировку (включенное обучение русскому языку) я проводил в Государственном институте русского языка имени А. С. Пушкина (ГИРЯП) в Москве. Здесь началось мое знакомство с настоящей русской культурой и русским языком: именно тогда я «по-настоящему» услышал песни Владимира Высоцкого из городских, вернее, уличных продовольственных ларьков и стал серьезно интересоваться его творчеством. Я настолько его полюбил, что сразу же, через несколько месяцев, осенью 90-го года, опять вернулся в Москву на стажировку в ГИРЯП. И можно сказать, что с этого момента мои поездки в Россию стали регулярными. Я специально не говорю «Советский Союз», потому что к следующему моему приезду в Москву он перестал существовать. Но Высоцкий остался тем же, и я начал реализовать свои планы в работе по творчеству барда уже в России. Именно с тех пор, с 1992 г., с начала моего поступления в магистратуру ГИРЯП началась моя настоящая «живая» жизнь - я стал жить двумя мирами, поскольку почти каждый год приезжал в Москву навестить своих хороших и верных друзей-высоцковедов, своих «помощников-преподавателей» в Институте Пушкина, а также посетить могилу Высоцкого на Ваганьковском кладбище. По словам моего коллеги по перу Леонида Володарского, я начал создавать свой неповторимый и ни на что не похожий мир, а также свое своеобразное мировоззрение по творчеству легендарного барда. Но по этому пути, по «колее» Высоцкого проходить было вовсе нелегко по нескольким причинам. Во-первых, из-за сложившейся общеполитической ситуации в начале - середине 90-х гг. в России и Венгрии, которая как раз совпала с моими студенческими годами в Сегедском пединституте, а также в магистратуре и аспирантуре в Москве. Во-вторых, из-за неординарной личности и поэтического наследия Владимира Высоцкого, творчество которого я выбрал темой моих магистерской, а потом и кандидатской диссертаций.
Когда я уезжал в Москву из Сегедского пединститута на свои московские стажировки (их было несколько), мне в Венгрии некоторые мои знакомые неоднократно говорили: «Зачем ты едешь туда? Хорошо подумал, чего там тебе делать? Можешь оставаться и там, лучше не возвращайся!»

В одно время несколько моих коллег, то есть преподаватели-русисты, или именитые ученые, рискну сказать, даже потенциальные лжевысоцковеды (кто бы мог подумать, но были такие) пытались довести до меня свои мудрые-премудрые, обычно иронические мысли: «Все равно у тебя с Высоцким ничего не выйдет! Он не для иностранцев. С его песнями трудно будет разобраться или познакомить венгерскую студенческую аудиторию». Некоторые старшие коллеги даже обвинили меня в непрофессионализме по отношению к Высоцкому и его творчеству.
Во время учебы в магистратуре, а потом в аспирантуре в Москве моя студенческая (исследовательская) жизнь была тоже не всегда «с медом». Одна из авторитетнейших литераторов Института Пушкина была против, чтобы я свою магистерскую диссертацию посвятил русскому барду. Она как мой преподаватель по русской литературе и консультант по дипломной работе, пользуясь своим служебным положением, сказала мне «очень вежливо» примерно так: «Пишите, Петер, по Цветаевой или Ахматовой - это будет лучше». Я не просто не послушался, а был категорически против и делал все наоборот, из-за чего в одно время, странным образом, стали появляться трудности в учебе. Но, слава Богу, нашлись друзья, которые помогли...
Даже не верится, что в одном из крупнейших университетов России (называть не буду, все знают) в 90-е годы мне не дали выступить с докладом о творчестве Высоцкого. Во главе оргкомитета конференции была известная пожилая женщина-профессор, которая была категорически настроена против Высоцкого. Я три раза отсылал (относил) свои тезисы и заявку на конференцию, и мне их три раза возвращали. В первые два раза нашлись всякие непонятные доводы, причины, чтобы не принять мой текст, а в третий раз ей уже нечего было сказать, поэтому она просто объявила, что у них Высоцкий не пройдет, не тот уровень. Потом я отправил свою заявку в Тулу, где меня с большой охотой приняли, включили в программу конференции, и я успешно выступил со своим «неприемлемым Высоцким». Мой доклад даже напечатали.

Не менее скандально проходила и предзащита моей кандидатской диссертации в ГИРЯП по Высоцкому, которая продолжалась около 2,5-3 часов (это было примерно в два раза больше обычного). Насколько я знаю, по Высоцкому там до меня еще не защищались, в чем и заключались все мои проблемы. Пожилые русисты, коллеги (их было много) никак не могли представить, как можно защищать кандидатскую диссертацию по неординарному творчеству барда. После этого «пионерского» для многих события мне пришлось больше половины своей диссертации переписать, по сути всю ее основную часть переделать. Верным свидетелем этого незабываемо-скандального мероприятия и его последствий может послужить мой хороший старый коллега, хунгаролог, русист, бывший лектор венгерского языка МГУ Золтан Бажо, который был единственным венгром, присутствовавшим на моей предзащите. Как хорошо, что сын поэта, Никита Высоцкий, которого я тоже пригласил, не явился...
Но, несмотря на все трудности, закончилось все удачно. По словам из песни Высоцкого - «хороший конец, как в кино». Но в этом успехе немаловажную роль играли мои русские (московские и самарские), а также венгерские друзья-помощники, которые в нужный момент стояли за моей спиной, поддерживая меня. Их было достаточно много, человек 30. С некоторыми до сих пор держу связь (Наталья Бурвикова, Ольга Володарская, Леонид Володарский, Валентин Стародубцев, Ярослав Коваль, Геннадий Норд, Михаил Трифонов, Владимир Чибриков, Владимир Немцев). Многих уже нет в живых, как, например, Казаковой Риммы Федоровны, Абрамович Анны Владимировны или Зайцева Сергея Несторовича.
Есть многое, о чем можно было бы рассказать по поводу Высоцкого или о любителях и нелюбителях его творческого наследия. Ведь благодаря им в последние 25 лет моей жизни я испытывал то, что без них, может быть, никогда не смог испытать. Выражаясь словами Высоцкого, «жизнь кидала меня - не докинула!». Эти тяжелые слова великого барда по отношению ко мне, шутя или слегка иронизируя, спустя много лет я бы перефразировал так: били тут и били там, но не добили... Это, конечно, бывает с любым творческим человеком, пытающимся что-то создавать и высовывающимся ради этого иногда из общей массы. Смотри у Высоцкого «Балладу о короткой шее».

Прошло четверть века, и оказывается, что я был прав в своем выборе, и когда настырно шел своей колеей, несмотря на то, что иногда она оказывалась для меня весьма тяжелой, в некоторых моментах даже безнадежной и дико чужой... Сегодня я уже горжусь тем, что в Москве за деятельность, творческий путь или поприще именно таких людей Никита Высоцкий в качестве признания официально с 1997 г. уже ежегодно вручает премию... Насколько я помню, этих премий пока удостоены только россияне. По Википедии, это ежегодная премия (не обязательно за достижение в области литературы и искусства), вручаемая людям, «которые не изменяют своим убеждениям, кому сегодня, возможно, захотел бы посвятить песню В. Высоцкий, людям, чья жизнь и творчество созвучны темам его поэзии».
После такого скромного или слегка романтического начала и непривычно-уникального продолжения возникает вопрос, чем же закончить мое неординарное юбилейное воспоминание о «делах минувших с Высоцким»?! Высоцкий сказал бы на моем месте, наверно, так: «Не волнуйтесь - я не уехал, И не надейтесь - я не уеду!». Я всем любителям и нелюбителям творческого наследия поэта-феномена по-своему с уверенностью могу сказать только одно: спасибо вам, мои учителя, и тем, кто ругали меня, и тем, кто хвалили. Без вас я, наверно, не «докатился бы до такой жизни». И держитесь, друзья мои! Новая моя книга памяти к 80-й юбилейной дате легендарного барда уже в пути!

Петер ВИЦАИ,
член Союза писателей Венгрии,
член Союза писателей Москвы

Прочитано 2062 раз
Другие материалы в этой категории: « Воплощая ваши мечты 8 девушек - о Будапеште »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK