Пятница, 10 февраля 2017 07:50

Лабиринтная летопись Лили Орсаг

Автор Екатерина ВЕРЕШ
Оцените материал
(2 голосов)

«Позволь нам войти в лабиринт, через который ты проходишь, и найти собственный выход. Так, чтобы однажды мы стали похожи на тебя».
Янош Пилинский

Венгерская национальная галерея (в Будайской крепости) продолжает знакомить нас с мастерами ХХ века, которых в третьем тысячелетии наконец-то признали знаковыми фигурами в истории современного искусства. Сейчас в стенах бывшей Королевской резиденции развернута экспозиция, представляющая творческий путь одного из наиболее тонких, эмоциональных, философских художников Венгрии - Лили Орсаг.


Лили Орсаг (Ливия Остерайхер) родилась в Ужгороде (Унгвар) в 1926 году в семье винодела. В 12 лет она точно уже знала, что хочет быть художником. Правда, наперекор желанию родителей. Сама нашла себе учителя в родном городе - Миклоша Розенберга. А в 1944-м началась депортация евреев из Ужгорода. Семье Лили удалось бежать. Они оказались в Будапеште с фальшивыми документами. Спаслись от неминуемой смерти. И здесь, в столице встретили конец войны. Но на всю жизнь Лили запомнила тот ужас апреля 1944-го... Как защиту от страшных воспоминаний она построила свою внутреннюю стену, о которой часто говорила, объясняя свое мироощущение. Семья поменяла фамилию на венгерскую - Орсаг. Лили окончила Будапештскую академию художеств. Вышла замуж. Устроилась на работу в Кукольный театр. В то время это было единственное место, где художник мог не насиловать себя узаконенными рамками соцреализма, а заниматься тем искусством, к которому стремится его душа. И Лили снова выбрала себе учителя - Эндре Балинта, который стал не только наставником, посвятившим свою ученицу в современные направления западного искусства, но ее большим другом.
Первое, что встречает нас на настоящей выставке, - огромная фотография. Портрет духовной, интеллектуальной молодой женщины. И очень привлекательной. Ранние работы Лили Орсаг представляют экскурс в историю классического сюрреализма. В этом же зале выставлены произведения тех, чье творчество было ей наиболее близко - Джорджа де Кирико, Тойена и других. Почти на всех картинах Лили Орсаг - стены, стены... Из кирпича, как у Макса Эрнста, или глухие, безысходные, а может быть, вполне живописные. «Стена находится внутри меня. И я практикую сюрреализм потому, что я так вижу мир», - объясняла свою первую дорогу в искусстве Лили. Часть экспозиции посвящена очень эстетским, загадочным, заставляющим задуматься коллажам. И снова рядом с Лили Орсаг работы Эндре Балинта и Лайоша Вайда - параллель современников.

Но через 10 лет она как бы изжила себя в фантазиях сюрреалистических символов. Художнице не хватало толчка, новых горизонтов для решения творческого кризиса. После поездки в Болгарию и знакомства с фресками и иконами православных монастырей все разрешилось. Путь был найден. Или новая ступень. Иконопись Лили Орсаг уникальна. Ритм вертикалей и горизонталей православных канонов в картинах Лили перекликается с авангардными идеями ХХ столетия. Впитав нечто необходимое для себя от основы, созданной древними мастерами, ее картины превращаются в новое и, возможно, более тонкое и более понятное нам послание будущему.
Каждое путешествие, встречи с другим искусством, с летописью прошлого у творческой личности обычно оставляют отпечаток в душе и в памяти. Который потом и переходит в изобразительный диалог со зрителем. Ездить за границу в эпоху развитого социализма было непросто. Но для Лили Орсаг это было необходимо, как глоток свежего воздуха. И она старалась побывать всюду, куда можно было выбраться из-за «железного занавеса». Прага, Израиль... Неожиданно друзья позвали ее на выставку в Секешфехервар, где зрителям показали расписной потолок XVI столетия, только что открытый в древней церкви. А затем его быстро убрали с глаз долой, как не соответствующий коммунистической идеологии. Лили Орсаг повезло. Результат этой встречи представлен сейчас на выставке в отдельном зале под фрагментами ренессансного шедевра, вновь увидевшего свет. Лили создает картины-манускрипты. Она пишет на стенах послания, как пишут дети свои сокровенные желания. А Лили берет молитвенник отца и копирует древний текст в индивидуальном обрамлении. Так рождается серия работ «Западная стена».

Где-то с 60-х годов Лили Орсаг перестает рисовать «на стенах». Она начинает строить собственные стены, свои города, создает диаграммы фантастических мегаполисов. Знакомых и незнакомых, похожих на что-то очень известное, затем забытых и вновь открытых. Прошлое и настоящее, потоки соседних измерений переплетаются в ее картинах в узоре сложного, притягательного лабиринта. «Золотой город», «Ворота в Старый город», «Стена плача», «Гелиополис». Вот только несколько названий произведений, которые существуют в экспозиции как независимые создания. С одной стороны. И в то же время они требуют некой обязательной хронологии, ритма. С другой. Стоя перед картинами Лили, словно проходишь путь сотен поколений, когда-то живших на нашей планете. Рождение - смерть - рождение. При всей глубокой философской подаче искусство Лили Орсаг не утомляет. Наверно, потому, что это замечательная живопись, графика. От ее произведений получаешь, прежде всего, эстетическое наслаждение.

В последнем зале выстроена главная работа жизни утонченного мастера музыкально-философских посланий, которые Лили называла «Тени на камне». Лабиринт. До этого Лабиринт Лили Орсаг выставляли только один раз в 1979 году, через год после смерти художницы. «Я всегда интересовалась самой древней легендой человечества - лабиринтом. В построенном мной лабиринте соединяются прошлое и настоящее. И я чувствую, что жизнь любого существа - это проход по коридорам своего собственного лабиринта, возможно, данного судьбой», - объясняла Лили свое пристрастие к самой загадочной структуре на планете Земля. И еще: «Я поднимаюсь на стены, открываю двери. Мой лабиринт построен из камней и городов. На стенах ХХ века я нахожу отпечатки древних лабиринтов. Это и есть эмблема нашего существования».

Среди медитативных, гармоничных произведений в ритме лабиринта Лили Орсаг задумчиво проходят посетители выставки. Иногда останавливаясь, привлеченные очередной загадкой на стене, затем медленно продолжают это магическое движение по Лабиринту жизни чудесного мастера. Послания, предсказания...
А я вдруг вспомнила, проходя по лабиринтной дороге Лили Орсаг, еще один лабиринт в Петербурге. В только что возвращенном Церкви после 70 лет существования там молокозавода храме. На полу отреставрированного собора был выложен шартрский лабиринт. Замечательно, конечно. Но в православном храме?! На мой невнятный вопрос, как же это хорошо, но вот как-то необычно, строгий монах пояснил: «Настоятель распорядился. Потому что Лабиринт есть главная связь между небом и землей!»
Кажется, Лили Орсаг ее не только знала, но и смогла передать нам - своим будущим зрителям третьего тысячелетия.

Екатерина ВЕРЕШ

Прочитано 1804 раз
Другие материалы в этой категории: « Февраль кувыркастый Воплощая ваши мечты »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK