Среда, 21 декабря 2016 09:04

Свой в «чужой колее»

Автор Леонид ВОЛОДАРСКИЙ
Оцените материал
(4 голосов)

Сценки из жизни венгерского высоцковеда

Сам виноват - и слёзы лью, и охаю:
Попал в чужую колею глубокую.
Я цели намечал свои на выбор сам -
А вот теперь из колеи не выбраться.

Владимир Высоцкий
«Чужая колея»

 

Да, то, что приключилось в жизни Петера Вицаи, можно назвать странностью, или даже феноменом, а по-русски - просто чудом. Он уже 25 лет «болеет» великим русским бардом Высоцким. И «чужая колея» поэта давно стала для него своей дорогой, по которой он идет уверенно и зная каждый кустик на ней! Ему воистину из «чужой колеи» не выбраться! И очень хорошо, ведь это прекрасная «чужая колея»! Но исследователь не просто идет «чужой колеей», он создает пространство своего, ни на кого не похожего собственного видения мира. И этот мир имеет крупный шанс перерасти в «миры».

Последнее время многотомники писателей все чаще стали называть «мирами». Например, стоит на полке книжного магазина собрание сочинений под названием «Миры Стивена Спилберга» или «Миры Роджера Желязны». Это означает, что авторы не просто написали оригинальные произведения, а создали именно миры, свои неповторимые пространства, где герои живут по законам некоего параллельного жизнеощущения, порой не всегда совпадающего с нашим привычным видением реальности. Петер Вицаи, написавший ряд книг о Высоцком, пока еще не дожил до собрания сочинений. Хотя бы по причине еще не слишком-то «почтенного» возраста. Но он уже успел стать творцом того самого пространства, из которого и рождаются миры писателя.

В 1991 году, ровно 25 лет назад, он начал серьезно заниматься творчеством Владимира Высоцкого, а первая его научная статья по песенной поэзии барда вышла в свет в 1993 году. Не зря у него несколько трудов посвящены темам 10 лет, 15 лет и 20 лет с Высоцким, которые он так и назвал. Потому что все эти годы он не просто писал об удивительном русском барде, ставшем символом независимости людей в эпоху, когда независимость личности уже считалась преступной по определению!

Работая с мирами Владимира Высоцкого, Петер Вицаи все больше выходил в пространство своего собственного сопереживания великому поэту. Его труды не стали повторением того, что и без того в большом количестве появлялось и появляется на родине современного классика. Они носят неповторимый, ни на кого не похожий характер. И неспроста венгр Петер Вицаи сделал свое пространство понимания Высоцкого настолько интересным, что он стал одним из авторитетнейших специалистов по творчеству великого барда и среди русских читателей!

Мне вспоминается простой, но очень емкий пример доказательства моих слов. Когда Петер в очередной раз приехал в Россию в январе 2006 года в преддверии дня рождения Высоцкого и привез очередную книгу о нем, то я выразил сильное сомнение в том, что это может разойтись за короткий срок его командировки. И ошибся! Потому что стоило Петеру подойти к воротам Ваганьковского кладбища и показать там книги, как люди буквально смели их, набежав со всех сторон. Та же история повторилась и в Венгерском культурном центре в Москве, где выступал Петер, и в Центральном Доме литераторов.

Также стоит упомянуть еще и о двух случаях, которые произошли с Петером в Украине - первый на украинско-венгерской границе в Чопе, а второй в Киеве.
Петер ехал в Москву на презентации своей книги по Высоцкому, когда в купе поезда зашел украинский таможенник. Он, обнаружив целую пачку книг, которые Петер вез на свои мероприятия, строгим голосом заявил, что провезти так много нельзя. Либо оставить какую-то часть, либо платить пошлину. Петер объяснил, что он автор книги и что она о Высоцком, и скоро состоится по ней несколько презентаций в Москве. Таможенник скромно присел в купе и попросил книгу посмотреть. Он с большим интересом листал «Венгерские страницы жизни и творчества Владимира Высоцкого», потом спросил, сможет ли взять у него один экземпляр, поскольку большой любитель великого барда. Петер подарил ему свою книгу, а таможенник ее сразу же спрятал во внутренний карман своего пальто. Затем вежливо попрощался, пожелав автору счастливого пути.

Другой случай, когда Петер был участником международной конференции в одном из крупнейших университетов Киева. Он должен был выступать с презентацией той же самой книги, о которой шла речь выше. В день выступления Петер забыл в гостинице свой пропуск в университет, где должна была состояться конференция. Вооруженные милиционеры у входа не хотели его пускать, потребовав пропуск в здание. А Петер вдруг достал из сумки свою русскоязычную книгу о Высоцком и отдал одному из охранников. Объяснил ему, что он венгерский высоцковед из Будапешта, специально приехавший на международную конференцию, и автор этой книги, более того, должен ее представить перед публикой. Охранник полистал книгу, посмотрел на фотографию автора на задней обложке и сказал как-то так: «Проходите! Скажите спасибо Владимиру Семеновичу!»

Это то, что называется «сценки из жизни». И как часто они действуют убедительней многих многомудрых рассуждений на заданную тему! Но пространство Петера Вицаи претендует на то, чтобы стать мирами, еще и потому, что не ограничивается только изучением творчества великого русского барда. Петер еще является и одним из самых активных пропагандистов русского языка и литературы в Венгрии. Не зря же более 10 лет назад его приняли в Союз писателей Москвы по личному ходатайству выдающейся русской поэтессы Риммы Казаковой, которая, между прочим, тоже уважала творчество Владимира Семеновича Высоцкого. Уже не говоря о Союзе писателей Венгрии и Союзе венгерских журналистов, где Петер тоже состоит. И вполне закономерно, что он долгие годы возглавлял в Венгрии Ассоциацию регионов международной культуры и русского языка. Учитывая эпоху, в которой приходилось работать этой ассоциации, можно представить себе, какого подвижнического труда требовала такая работа от тех, кто в нее вошел! Петер буквально пропитал деятельность ассоциации духом Высоцкого, и этот факт с волнением и удивлением отметила Марина Влади, муза великого поэта. Как сказал друг Петера, заслуженный артист России, поэт, композитор, исполнитель песен Геннадий Норд, он открыл Венгрии Высоцкого.

Занимаясь Высоцким, Петер никогда не забывал и о современной литературе и о том, что он, прежде всего, венгр, неравнодушный к трагически-яркой истории своей страны. А потому его интересовало все, что исходит от русских писателей и поэтов, связанное с венгерской тематикой. И когда Петер Вицаи узнал, что русский поэт написал поэму на тему венгерской истории, а точнее, на тему великой победы венгров при Нандорфехерваре в 1456 году, он немедленно пожелал познакомиться с автором и взять у него интервью для журнала «Русский язык сегодня». Так мы стали с Петером друзьями. Это произошло примерно 20 лет тому назад. За это время Петер не только опубликовал мою поэму и ряд стихотворений на русском и венгерском языках, но еще и нашел удивительного переводчика моей поэзии, которая оказалась очень близка ему по духу. Этим переводчиком стал Лайош Мароши, сумевший не только блистательно перевести мою поэму и опубликовать её на страницах «Русский язык сегодня», но и довести эту публикацию до широкого венгерского читателя. Что и произошло осенью 2006 года в журнале «Мадьяр Напло», которым руководил крупный венгерский поэт Янош Олах, недавно ушедший из жизни. Позже Петер проявил интерес и к моим переводам средневековой венгерской поэзии, а потом нашел и еще одного яркого поэта, который тоже захотел перевести мои стихи. Речь идет о Карое Чехе, которого уже тоже нет среди нас. Такой же интерес проявлял Петер и к другим авторам, чьи произведения казались ему интересными для венгерского читателя. Он достаточно часто разъезжает по Европе, пропагандируя и творчество Высоцкого, и других поэтов и писателей, которые стоят близко к его сердцу и душе.

Петер пытается создать свой собственный мир и у себя дома. У него в квартире отведена специальная, четырехэтажная полочка для своих людей. Верхняя полочка посвящается Владимиру Семеновичу Высоцкому, вторая - Римме Федоровне Казаковой. А третья и четвертая - для живых классиков. Там его старый друг, коллега по перу Леонид Володарский и, конечно же современный автор и исполнитель своих песен Геннадий Норд, в творческой деятельности которого Петер находит параллели с творчеством Владимира Высоцкого.

Но особенно запомнились мне ставшие уже традиционными встречи с Петером в неформальной обстановке на даче в подмосковном Томилине. Этот старый дом и небольшой участок принадлежат моей жене, Ольге Володарской, тоже литератору, дважды лауреату премии им. Милана Фюшта при Венгерской академии наук, свободно владеющей венгерским языком. Именно благодаря Ольге и стали возможны наши литературные контакты. Но там, на даче она больше выступает в качестве гостеприимной хозяйки, щедро ставя на стол все, что вышло из-под ее искусных рук. Сколько планов родилось во время этих летних бдений, пиров на открытом воздухе жарким летним днем! И сколько уже было этих дней! Забавно то, что Петер всегда старался принести нам сугубо русские напитки вплоть до жигулевского пива, а мы отчаянно ставили перед ним венгерские изыски! Словом, каждый из нас хотел быть «святее самого папы римского». И каждый раз перед тем, как сесть за стол, Петер бегал по местному стадиону, примыкавшему к дачному забору, чтобы не потерять после застолья форму! Привычка старого спортсмена-байдарочника и физкультурника.
Недавно я впервые встретил Петера на Киевском вокзале. И впервые побывал в Институте им. Пушкина, где обычно останавливается Петер во время своих русских командировок и стажировок. Мы сидели с ним в уютном и очень зеленом парке студенческого общежития, а вокруг бушевали сплошные новостройки. И одной части чугунной ограды уже не было на месте. Ее потеснили строители. Пространство строителей вторглось в пространство парка, давно уже, 25 лет назад ставшее и пространством Петера Вицаи. Нельзя сказать, что ему понравилось это вторжение. Но весь этот строительный шум и московскую бесцеремонность он воспринял как символ. Символ того, что и пространство его творческих интересов ширится за счет расширяющейся современности. А раз так, то это пространство все больше и больше становится мирами - Мирами Петера Вицаи.

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ,
член Союза российских
писателей,
член Союза писателей Москвы,
дважды лауреат премии им. Милана Фюшта
при Венгерской академии наук

Прочитано 1475 раз Последнее изменение Суббота, 04 февраля 2017 07:14

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK