Четверг, 15 декабря 2016 11:01

История одной мухи

Автор Мила Гусева
Оцените материал
(4 голосов)

Размышления на тему бытия Милы ГУСЕВОЙ

Эту историю мне рассказал мой близкий Друг. Он из той серии близких друзей, которые не навязывают свое мнение, а просто рассказывают истории. Свои истории. Мудрые и интересные. Тогда я еще не знала, что эта история изменит мою жизнь раз и навсегда. Что я уже никогда не буду прежней. Тогда я только впитывала звуки Его глубокого голоса и любовалась движением Его эмоциональных рук. Значение произнесенных Им фраз во мне осело гораздо позже. Но, однажды осев, остается со мной и по сей день.

Лето. Июнь. Я бродила в подавленном состоянии и не знала, куда применить свои застоявшиеся силы. В голове крутился один и тот же вопрос - как?! Как мне это сделать?! Я кучу времени потратила на то, чтобы начать что-то стоящее, по-настоящему живое. Но каждый раз, когда я останавливалась и смотрела на результат, в голове стучал молоточек - провал. Опять не то. Опять не работает. Я уволилась с работы, переехала жить в другой город. В другую страну. В поисках лучших идей и вдохновения я начала даже бегать по утрам. Но каждый раз, когда я радовалась своему «успеху», я сразу получала ответ свыше. И в голове опять стучал молоточек. Это ужасное чувство - догонять. Поднимаешься на ступеньку выше. Гордишься собой. Радуешься своему героизму. Поднимаешь голову вверх и... и головокружение приводит тебя в чувство за доли секунды. Ведь ты еще здесь, а они уже там, наверху. И сколько еще ступенек нужно пройти, чтобы оказаться на том уровне знаний и умений. Мне кажется, я бегу, а на самом деле - стою на месте. Нужно бежать быстрее, если я хочу оказаться там, где меня сейчас нет. Это понимал Льюис Кэрролл, и это понимаю я. Но как же сложно это сделать. Сложнее, чем прочитать или произнести. Чтобы произнести предложение, нужны только воздух, рот и голосовые связки. Чтобы это сделать, нужно больше. Гораздо больше. Больше сил, больше шагов, больше времени. Больше этой тягучей вселенской субстанции.
Вот в таких размышлениях, следуя за белым кроликом надежды, я пришла к своему доброму Другу. На новом месте, в чужой стране, Он был, пожалуй, единственным открытием, ради которого переезд казался стоящим. Я люблю приходить к Нему, когда мне чересчур грустно или чересчур весело. Почему-то Он всегда знает, куда можно деть мою чересчурность, чтобы оставить лишь самое сладкое состояние, состояние тихой радости.
- Что у тебя с лицом? - спросил Друг.
- Что с лицом? Ты о чем? - я попыталась скрыть свое настроение. Но как это обычно бывает, настроение не захотело прятаться. Так и осталось на лице, вызывающе уставившись на собеседника.
- Ты что, ракету в космос запускаешь? - сказал Он и подмигнул моему настроению.
- Нет, - насупилась я. - Но близка к запуску. Только не ракеты, а истерики.
- Таак, - протянул Друг, - это меняет дело.

 

Сначала закипел чайник. Он налил мой любимый чай с бергамотом, подвинул мне чашку и сел напротив. Я чувствовала, что следующей за чайником буду я, поэтому боялась смотреть ему в глаза. Сидела и разглядывала древесные узоры на кухонном столе. Его глаза обладали одной особенностью. Они тебя сразу открывали, все твои темные углы, заваленные хламом и заросшие паутиной. Они как прожектор освещали весь твой завал в голове. Мы сидели какое-то время в молчании и слушали размеренный ход часов.
- Знаешь, - начал Он. - Знал я одну муху. Хорошая такая муха. Молодая. Резвая. Жила она в доме, на чердаке. Очень ей там нравилось. Тепло, светло, уютно. Высоко, самое главное. И муха думала, что вот - это и есть, в прямом смысле, вершина эволюции. Муха гордилась своей высотой. «Чего еще можно желать? - думала она. - Я так много знаю, много где побывала. Облетела почти все углы и исследовала почти все подоконники. Мне есть что рассказать и чем поделиться». Так она думала достаточно долго, почти целый месяц. А для мухи, знаешь ли, это полжизни. Время - великолепный фокусник. Сейчас оно есть в шляпе, а теперь его уже почти не осталось. Магия! Но вот за окном наступило лето. Самое настоящее лето. День расстелил на полях цветочные одеяла. Небо сменило тусклые дождливые занавески на легкую облачную тюль. Мир за окном заиграл другими красками. «Что это? - удивилась муха. - Как я раньше могла не замечать этой красоты?» Муха смотрела в окно на неоновые просторы неба и на румяную солнечную лепешку. И на птиц. На этих величественных драконов по ту сторону стекла. Каждый взмах их крыла проигрывался у мухи в памяти кадрами замедленной съемки. Ей захотелось туда, за стекло. В этот чудесный день. В это лето. В это небо. Ведь у нее тоже есть крылья, есть способности. Она может летать так же высоко, как эти сказочные творенья - птицы. Но как ей туда попасть? Вроде - вот, все рядом, за стеклом. Должен же быть какой-то выход. Муха стала пробовать стекло на прочность, надеясь найти его слабое место. И чем больше она об него билась, тем страшнее и грустнее ей становилось. «А что, если не найду выход? А что, если не попаду туда? А что, если не успею? А вдруг у меня не хватит сил? Вдруг я не смогу летать, как птица?» Все эти вопросы настолько затуманили ей голову, что движения стали повторяться автоматически. Муха все билась об стекло. Все билась и билась. Ветер за окном расчесывал кудри деревьев и вплетал в них запахи луговой травы и лесного мха. А муха в отчаянии все билась и билась. И с каждым ударом о стекло силы ее покидали, как и уверенность, что у нее все получится. Это продолжалось до бесконечности, целых две недели. А для мухи, прожившей полжизни, знаешь ли, это почти все, что осталось. Так она и упала без чувств на подоконник. Моторчик ее жизни медленно останавливался, наматывая последние кадры жизни на киноленту памяти. Муха лежала на спине и смотрела вверх. На это небо. На это лето. На этих птиц. И на эту открытую форточку, которая была в нескольких сантиметрах от того места, где она яростно пыталась пробить себе путь. В голове фейерверком взорвались слова радости, сорвавшиеся с ее губ вместе с последним вздохом...
В тот вечер мой Друг больше ничего не сказал. Он молча пил чай и мечтательно смотрел в окно, на небо. Я вернулась домой поздно. В голове не было ничего, кроме этой мухи, лежащей на подоконнике с фейерверком в глазах. Я не знаю, как Он это делает, но на моем запылившемся чердаке вдруг зажегся свет. Я четко увидела свое окно. А если есть окно, значит, где-то должна быть форточка, подумала я. И взгляд непроизвольно начал передвигаться по стеклу вверх и вниз. Вверх и вниз… А мой Друг сидел у себя на кухне, пил чай с бергамотом и тихо улыбался.

Прочитано 1097 раз Последнее изменение Суббота, 04 февраля 2017 07:15
Другие материалы в этой категории: « Китай инвестирует Дивная панорама на Буду »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK