Вторник, 22 ноября 2016 08:41

В лабиринте времени и любви Избранное

Автор Екатерина ВЕРЕШ
Оцените материал
(1 Голосовать)

«Сейчас залог трагедии - смех, который есть аванс трагедии»
Петр Фоменко

Русскоязычная публика считается в мире одной из самых преданных драматическому искусству. И, конечно же, нам в зарубежных координатах постоянно не хватает этого культурного общения на родном языке. Благодаря проекту «Русской гостиной» в Вене мы вновь погрузились в магический водоворот театра. На этот раз - современного. На сцене театра «Акцент» венским зрителям представили пьесу Ивана Вырыпаева «Валентинов день», поставленную московским режиссером Павлом Сафоновым с блестящим актерским составом: Агриппина Стеклова (Заслуженная артистка России), Ольга Ломоносова и Евгений Стычкин.

 

Спектакль захватывает зрителя не закодированными сложными философскими изобретениями и глубокомысленными пассажами. Нет, перед нами предстает мир обыденный, со своим нехитрым бытом, простыми героями. Это с одной стороны. С другой - это спектакль о Любви длиною в жизнь. Любви безграничной, непутевой, прекрасной. А еще это фантастическое путешествие по временным векторам. За полтора часа мы побывали в запутанном лабиринте целой жизни. Точнее, трех жизней. У любого лабиринта есть выход. И есть смысл.
Обаятельная трагикомедия оказалась не просто милым развлечением. Вопросы, вопросы... На некоторые из них ответил режиссер Павел Сафонов, согласившийся любезно дать интервью «Российскому Курьеру».

Павел, у вас очень многогранная творческая биография. Актер театра и кино, режиссер. Вы играли много лет в театре Вахтангова и в других московских театрах, ставите спектакли, кажется, уже больше 10 лет. Как все начиналось? Почему именно театр, сложная профессия актера? Вы из театральной семьи?

Нет, мои родители инженеры. Правда, папа очень музыкальный, он окончил музыкальную школу, отлично играл на баяне. А я до 9-го класса вообще не знал, чем буду заниматься. А потом 50-летие Высоцкого. И вдруг я выучил все его песни, стал играть на гитаре. Как-то попало это все на пустую почву. Забросил физику и математику и понял, что я хочу именно такую жизнь. Я из Петербурга. Поступал сначала к Додину. Не стал дожидаться результатов, отправился в Москву и подал документы во все 5 вузов. В Щукинском меня заметил мастер. Так я поступил и стал актером. Но первый спектакль я поставил еще студентом. Хотя не собирался быть режиссером. Мой первый спектакль сделан в Щукинском училище - «Прекрасные люди». И на него неожиданно пришли Петр Наумович Фоменко, Галина Борисовна Волчек. А Людмила Васильевна Максакова сказала, что хочет со мной работать... Пошла неожиданная волна удач. Мне предложили сделать «Чайку», где играли 4 народных артиста. Судьба протянула руку мне! Но 10 лет я работал и как актер, и как режиссер. Поступил к Фокину на курсы режиссуры в центр Мейерхольда. Окончил, поставил спектакль «Ивонна, принцесса Бургундская». Нужно было принимать решение - актерская профессия или режиссура. Я выбрал последнее. Хотя иногда приходится играть. В своем спектакле «Пигмалион» я долго играл полковника Пикеринга. И ссорился с актерами, делая им замечания. Им казалось, что это не совсем справедливо, раз я вместе с ними выхожу на площадку, отдавать распоряжения, указывать.

Что в первую очередь важно для вас в выборе новой пьесы?

Мне важно, чтобы был какой-то объем, история. Не однозначная, не плоская. Должен быть некий разгон, развитие персонажей, парадоксы внутри действия спектакля, повороты. Чаще это находишь в классическом материале. Хотя я очень люблю и «Утиную охоту», и «Старший сын» Ампилова. В этих пьесах трагикомические повороты, неоднозначность. Конечно же, всегда стремишься создать в спектакле новый мир. Когда это удается, спектакль становится уникальным, несмотря на то что его уже ставили много раз. Есть же вечные сюжеты, к которым художники обращаются во все времена, но по-разному. Интересно ставить известную пьесу с новым звучанием, с ощущением, как она меняется в новых временных плоскостях, по-новому воздействует на людей сегодня.

Почему вы выбрали «Валентинов день»?

Каждый спектакль имеет свою историю. Я ставил «Сирано». И неожиданно возникла пауза из-за графика актера. Вот я и подумал, что давно хотел что-нибудь поставить с Олей Ломоносовой и Граней Стекловой. Мне предложили эту пьесу. Прочитал, и она мне очень понравилась с точки зрения нового языка, необычной формы, взаимопроникновения трех возрастов персонажей. И еще здесь присутствует загадочный вопрос времени. Некое исследование временем любви. При этом пьеса и смешная, и пронзительная. Это был вызов и для меня, и для артистов, как сыграть в одном спектакле три возраста. Не сразу нашелся ключ к спектаклю. Вроде бы буквальность бытовой истории.

Но бытовая ткань соединена с фантастическими перемещениями во времени, снами, абсолютно нереальной обстановкой. А еще мы долго искали главного героя. На наше счастье, Жене, с которым я уже много работал до этого, пьеса тоже показалась интересной, убедительной. Хотя главный герой в спектакле совсем не однозначный. С одной стороны, он разрывается между двумя любящими женщинами. С другой - у него далеко не героическая роль. Важно было уловить соединение простого, естественного с глубоким человеческим началом. Женя очень помог своим присутствием, своим талантом. В какой-то момент к нам подключился Алишар Хасанов как хореограф, как режиссер пластической стороны спектакля. Он выручил в решении пластического рисунка спектакля. И вот так от «кочки к кочке», от репетиции к репетиции нашли язык для настоящей постановки.

Как долго идет этот спектакль в Москве? Гастроли?

На сегодняшний день спектакль идет уже несколько сезонов. В Москве мы играем на небольшой сцене - мест на 150-200. А в Риге и в Вильнюсе собирали полный зал на 1000 мест. Значит, спектакль обладает энергией, говорят, он очень убедительный.

Каждый исполнитель требует от режиссера полной отдачи. Вы в дуэте с актером - лидер, тиран, друг? Или же в каждом отдельном случае по-разному?

Я явно не тиран и не диктатор. Я скорее - и это и плюс и минус - люблю выстраивать отношения на доверии. Но не пытаюсь на основе дружбы и доверия создать театр. Работа - это работа. Я стараюсь построить ее так, чтобы мои идеи, предложения не выполнялись автоматом. Они должны заражать. Пытаюсь быть убедительным. Я много показываю. Женя Стычкин, например, очень любит это. Режиссерский показ - вещь важная. Можно много рассказывать и не пробиться к пониманию актером роли. А конкретно выйти на сцену и показать жест, действие, ход мысли, даже что-то абстрактное - оказывается более понятным, убедительным.

Вечный вопрос к творческому процессу. Что важнее - интуиция или логика? Алгебра или гармония?

В последнее время для меня важно, когда я готовлюсь к спектаклю - читаю, думаю, смотрю. Но не перевожу это в конкретику. А потом начинаешь репетировать и неожиданно «это» происходит! Ты вдруг оказываешься готов к постановке. Получается, как игра, когда ты оказываешься внутри спектакля. Входишь, как в воду, и плывешь. И выстраивается сцена за сценой, маршрут актера… Это безумно интересно, таинственно. Я получаю даже на физическом уровне огромное удовольствие. Возникает это обычно не с первых репетиций, когда ты начинаешь в этом состоянии буквально купаться. Это ощущение счастья от того, что любишь то, чем занимаешься. Играю и ставлю…

Это и есть ваш стиль работы? Привычный - непривычный творческий процесс?

Да. Но иногда сбиваешься. Или актеры сбивают. Тогда предлагаю всем сесть и переговорить. Что же мы в итоге хотели, чем можно действительно заразить людей.

Возвращаясь к спектаклю «Валентинов день», что вас лично привлекло в этих героях?

Да, даже продюсер считал, что пьеса не то чтобы чернушная, но необычная, с загадочным перемещением во времени и пространстве в рамках обычной московской квартиры. Но эта пьеса, прежде всего, о том, как люди страдали. Сложившийся треугольник, невыносимая с точки зрения привычной логики тяжелая ситуация для всех действующих лиц. А за всем этим стоит не короткий эпизод, а целая жизнь. И сразу история получает другой накал. Они отдали жизнь этому. Я люблю победителей, которые проиграли. На нас сейчас из СМИ, с экранов телевизора и т. д. глядят только победители. Позиция успеха, карьеры, накопления удачливости - главенствующая. Хотя, возможно, внутри они себя ощущают не так, как на глянцевых обложках. Мне кажется, одна из задач театра, искусства - создать баланс, напомнить людям, что за видимым блеском есть и другой мир, который никуда не уходит от нас.

Ваши герои - победили?

Да! Потому что они страдали, они любили. С полной отдачей. Это оправдывает их потери. И финал спектакля - светлый. Не пессимистичный. Они дошли до конца.

Что вы хотите поставить в ближайшее время? Какие спектакли, авторы? И есть ли настоящая космическая мечта?

Что хочу?.. Чехова. Но по-новому. Платонова, «Короля Лира».
Павел рассказал о космической мечте. Она вполне достойна замечательного мастера, отличного и режиссера и актера. Какая? Пока секрет. И появилась она на свет в уютных стенах «Русской гостиной», созданной настоящими подвижниками - Евгенией Лумес и Ольгой Колесниковой. Ну а как еще можно назвать тех, кто с полной отдачей осуществляет для нас это путешествие в мир театра. Искусства, ненавязчивых уроков о жизни. О том, что времени на самом деле нет... А есть Любовь.

Спасибо. И удачи! Павлу Сафонову, Агриппине Стекловой, Евгению Стычкину и «Русской гостиной».

 

Прочитано 1251 раз Последнее изменение Суббота, 04 февраля 2017 07:19

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK