Суббота, 01 марта 2008 05:41

Разговор по душам Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)
 

Наша гостья – доктор географических наук Ирина Молодикова


- Что для Вас значит День 8 Марта?

 

- Он ассоциируется у меня с весной. В России в этот день всегда ощущение праздника и впервые появляются мимозы, а здесь мимоза - редкость. В Москве именно в этот день начинает пахнуть весной. Мы с подружками в Будапеште тоже стараемся воспроизвести весенние ощущения любимого праздника и обычно 7 марта собираемся в кафе. Обязательно заранее созваниваемся, встречаемся и болтаем о своём, о девичьем. Обычно звучит одна и та же фраза: “Ой, надо чаще собираться!” Но мы расходимся, встречаясь все вместе лишь 2-3 раза в году и, как правило, на чисто русские праздники.

- Сколько лет Вы живёте в Венгрии?

 

- Я живу здесь 12 лет. Мы приехали сюда не из России, а была определённая миграционная история. Сначала поехали работать во Францию, а потом, когда создался Центральноевропейский университет в Будапеште, мужу предложили начать здесь преподавать, и мы семьёй переехали в Венгрию.

 

- Где Вы учились?

 

- Мы вместе с мужем вместе учились в МГУ, я на факультете экономической географии, Рубен - на кафедре экологии. Я писала диплом по экономике, а он - по природе. Теперь мы вместе работаем в ЦЕУ. Рубен занимается экологическими проблемами, я - миграционными вопросами. Наша старшая дочь Нарина, продолжив наши миграционные траектории, живёт в Амстердаме и работает в крупной международной компании, младшая Лена учится в школе.

 

На снимке: на вручении диплома Нарины в Кембридже в июне 2004 года. Лена, муж Нарины Андреас, Нарина, Ирина и Рубен

 

 

- Как Вас Венгрия приняла и как Вы здесь себя чувствуете?

 

 

- Венгрия не эмигрантская страна, и, по-моему, всем, кто сюда приезжает, очень сложно. Страна небольшая, и, чтобы сохранить свою этническую идентичность, венгры блюдут в какой-то степени “чистоту рядов”, и это нормально для небольшой нации. Мы же, бывшие граждане СССР, всегда воспринимали себя как советский народ, у нас сознательно стирались национальные грани и осталась лишь общая принадлежность к бывшему государству. Думаю, большинство живущих здесь русских со мной согласятся, что трудно бывает интегрироваться и найти свою «экологическую нишу». Мне потребовалось довольно много времени, чтобы её найти. Сначала у меня на руках был годовалый ребёнок, тем не менее, чтобы немного сориентироваться в стране, я пошла на курсы венгерского языка. Так началось моё знакомство с Венгрией.
 


- А как насчёт работы?

 

- Работал сначала только Рубен, хотя в Москве я была очень активна. В Институте градостроительства я была ответственна за социально-экономическую часть генеральных планов многих городов и столиц. Последним моим проектом был Бешкек. Кроме того, при Фонде культуры, возглавляемом тогда академиком Дмитрием Лихачёвым, я была членом экспертного совета по уникальным историческим территориям. Этот совет и фонд были созданы, когда к власти пришёл Горбачёв. Тогда и встал вопрос, что делать с культурным наследием. Оно безвозвратно разрушалось, и у государства не было денег, чтобы сохранять памятники. Особенно это касалось культовых объектов (церквей и монастырей). Мы подготовили обоснования о необходимости передачи в собственность православной церкви памятников Валаама и Соловков. В 1988 г. такое предложение вызвало бурю в Думе, но их всё-таки отдали, а потом всё покатилось как снежный ком. Это было замечательное решение, у государства никогда не хватило бы денег на их содержание и реставрацию, но когда «всем миром» это делают - результат виден. Как много сейчас монастырей, церквей и памятников восстановлено и вновь построено!

 

Экспертные поездки от Фонда были одним из направлений моей общественной работы. Тогда я встречалась со многими интересными людьми, которые теперь занимают видные политические посты. Оказавшись в Будапеште, мне было ужасно тоскливо, я никого не знала и решила, что необходимо начинать что-то делать. Во-первых, я подала на конкурсы по получению грантов по исследовательским проектам, потому что имела уже опыт в этом вопросе и получила несколько грантов для исследований миграционных процессов в бывших республиках СНГ. Потом решила, что мне не хватает образования, и, узнав о Европейском университете мира и конфликтов, подала туда прошение на обучение, была принята и получила стипендию вице-канцлера Австрии и стала учиться в Университете мира и конфликтов Австрии. Это было непросто – в понедельник Вена, а пятница – домой. Но теперь имею квалификацию тренера по конфликтологии. С тех пор я работаю в этих двух направлениях. Продолжаю свою миграционную тематику в Венгрии и занимаюсь исследованиями по диаспоре – легальной и нелегальной миграции – и не обязательно из стран бывшего СССР. Второе направление – конфликтология, по которому сейчас я веду несколько проектов. Один из них – “Дети риска на Северном Кавказе”: насколько дети в состоянии получать образование в кризисных республиках. У нас было большое исследование по всем семи республикам Северного Кавказа, включая Чечню, Дагестан и Ингушетию. Мы опросили более 150 учителей в сельских районах этих республик о ситуации с образованием детей – картина неутешительная. Институт “Открытое Общество”, находящийся в Будапеште, финансировал этот проект и будет финансировать дальше применение сделанных нами рекомендаций по улучшению ситуации. Я участвую в комиссии по отбору проектов северокавказских НПО с их предложениями. Также веду несколько образовательных проектов по внедрению в высшее образование миграционной тематики, чтобы преподаватели вузов вводили миграционные курсы в своих университетах. Этой работе уже 4 года, в прошлом году нас финансировала ЮНЕСКО, до этого – институт “Открытое Общество”. Всего у меня было 6 летних школ для преподавателей вузов по миграции.

 

 

- Ваш статут в Центральноевропейском университете?

 

- Я занимаюсь научно-исследовательской работой, периодически читаю лекции - и не только здесь, но и в МГУ - по миграции и по конфликтам. Это общие проблемы постсоветского пространства и бывшего соцлагеря. Ведь сегодня весь мир – это глобальное миграционное поле, например, в России каждый четвёртый переезжает в течение своей жизни. С одной стороны, необходимо интегрироваться для жизненного успеха, с другой - не потерять свою идентичность. Это важно для комфортности человека.


- В международной организации работа и общение идёт на английском языке. А с русской средой Вы как-то связаны, есть ли контакты на русском языке?
 

- В русской среде у меня контактов очень много, даже больше, чем в венгерской среде. К сожалению, я не могу свободно говорить на венгерском языке на научном уровне со своими коллегами, и поэтому общение идёт на английском. В русской же среде я очень комфортно себя чувствую. Являясь прихожанкой Свято-Троицкого прихода на площади Петёфи, пою в хоре и через наш церковный приход общаюсь с интересными и хорошими людьми, правда, в основном с женщинами. Мы разного уровня, разного достатка, но нас объединяет желание поддерживать православие.

 

С Ириной мы встретились на первом собрании “Русского женского бизнес-клуба Венгрии”, поэтому мой следующий вопрос касался этой животрепещущей темы.

 

 

- Сможет ли существовать наш клуб, каковы его перспективы и цели, будет ли он жизнеспособен, или это всё сведётся к “бабским посиделкам”?

 

- В прошлом году я проводила обследование среди украинских женщин, если так можно их разделить, ведь многие по крови украинки, но родились, жили и учились в разных республиках СССР, в России. Тогда я поняла, что очень много женщин, которые занимаются самозанятостью, организовали свой маленький или даже немаленький бизнес. Многие обладают большой информацией и могли бы сделать много полезного в русскоязычной диаспоре Венгрии, послужить на благо соотечественников, например, поддержать здесь советских ветеранов, которых осталось совсем немного. Для этого не нужны большие деньги. Через клуб можно было бы доносить информацию об образовательных возможностях для русскоязычных детей. Среди нас есть очень активные женщины. Я восхищаюсь теми, кто переехал сюда, можно сказать, с одним долларом, и теперь хорошо стоит на ногах. Даже многие мужчины не способны на такое, выживаемость у нас лучше, чем у них. Я, несомненно, верю в наших женщин, потому что у них хороший, здоровый стержень, они способные, и даже те, кто сидят дома, воспитывая детей, через какое-то время, когда дети подрастут, почувствуют в себе силы и будут активно участвовать в жизни общества. Может быть, их будут поддерживать мужья и тем самым дадут возможность чем-то заняться, помочь в конечном счёте не только себе, но и своим соотечественникам.

 

Поэтому я нашим женщинам на 8 Марта желаю того, чтобы они имели возможность хорошо интегрироваться в венгерское общество, но не потерять себя, свою этническую принадлежность, корни, не забывать, откуда они сами.

 

Нина ПОПОВА

Прочитано 1359 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK

 
 

БУДАПЕШТ ТОП-10

  • 1. Прогулка по Площади героев
    1. Прогулка по Площади героев
  • 2. Прокатитесь на Подземке
    2. Прокатитесь на Подземке
  • 3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
    3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
  • 4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
    4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
  • 5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
    5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
  • 6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
    6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
  • 7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
    7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
  • 8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
    8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
  • 9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
    9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
  • 10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт
    10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт